суббота, 11 октября 2014 г.

София

София (греч. Σοφία – Мудрость)  – один из эонов Плеромы, связанный с сотворением материального космоса.  Также ей приписываются имена  Жена, Женщина, Пруникос, Мать всех вещей, Святой Дух.  В ряде гностических учений выделяются внешняя и внутренняя (плероматическая) Софии. Имя София может относиться к другим сущностям в Плероме и за ее пределами.


Падение Софии

Миф о Софии был представлен в гностических школах в самых разнообразных формах. Один из древнейших его вариантов Ириней Лионский приписывает «офитам» (Против ересей, 1, 30, 1-4). Согласно Иринею, Первая Женщина, которую также называют Святым Духом и Матерью жизни, является одним из трех первичных принципов. Два других:  Отец, именуемый Первым Человеком, и его Мысль – Сын, именуемый Вторым Человеком. Здесь Отец, Мать (Святой Дух) и Сын выступают в качестве аналога и прототипа ортодоксальной Троицы. Отец и Сын изливают  свой свет на Святой Дух  в результате чего рождается Третий Человек – Христос, именуемый также правым.  Но Мать не в состоянии удержать всю полноту излившегося Света и часть его проливается влево. Из этого пролившегося света появляется Сила, именуемая Софией, Левой или Пруникос. В то  время как Христос со своей Матерью поднимается в нерушимый эон, София, в которой пребывает часть Света, падает в неструктурированные материальные воды и получает «водяное тело». София пытается вырваться из пут материи, устремляется вверх и сбрасывает это тело, из которого рождается Ялдаваоф. Дальнейшее повествование Иринея имеет параллели с «Апокрифом Иоанна». Прежде чем вернуться в нерушимый эон София при помощи своего брата и жениха Христа должна собрать следы духовного света, разбросанного в материи.

Ириней приводит и другой вариант мифа (Против ересей, 1, 29, 1-4), в котором присутствует более сложная эонология, сходная с той, которая изложена в «Апокрифе Иоанна». София здесь выступает в качестве порождения одного из ангелов (Элелета?), предстоящих Единородному. Ее также называют Святой Дух и Пруникос. Здесь причиной создания материального творения называется отсутствие у Софии пары и ее стремление найти эту пару в нижнем мире:

«Когда она увидела, что все остальные, кроме нее, имеют пару, она начала искать, с кем бы соединиться. Однако, не найдя никого подходящего (в плероме), она расширилась и взглянула в низший мир, надеясь найти кого-нибудь там. Тогда она отпрянула назад, не только потому, что никого там не обнаружила, но и потому, что испугалась, поскольку сделала это без разрешения Отца. Тогда в простоте и из благих побуждений она произвела существо, которое отличалось неведением и неразумием. Это ее порождение стало Проархонтом и демиургом этого мира. Он украл у своей матери силы и отправился в нижний мир  и создал небесную твердь, в которой и обитает»  (Ириней Лионский. Против ересей. 1. 29.4).

София – главное действующее лицо в космологической и сотериологической драме «Апокрифа Иоанна».  Здесь она предстает в качестве эона четвертого Света Элелета, предстоящего перед Саморожденным Христом.  В результате размышления София решила явить из себя некий образ, но не получила одобрения на это Незримого Духа и своей мужской половины. В результате явилось несовершенное творение – Ялдаваоф, впоследствии создавший материальный космос.

«Софиа же Эпинойа, будучи эоном, произвела мысль своею мыслью (в согласии) с размышлением незримого Духа и предвидением. Она захотела открыть в себе самой образ без воли Духа - он не одобрил - и без своего сотоварища, без его мысли. И хотя лик ее мужественности не одобрил и она не нашла своего согласия и задумала без воли Духа и знания своего согласия, она вывела (это) наружу. И из-за непобедимой силы, которая есть в ней, ее мысль не осталась бесплодной, и открылся в ней труд несовершенный и отличавшийся от ее вида, ибо она создала это без своего сотоварища. И было это неподобным образу его матери, ибо было это другой формы.

Когда же она увидела свою волю, это приняло вид несообразный - змея с мордой льва. Его глаза были подобны сверкающим огням молний. Она отбросила его от себя, за пределы этих мест, дабы никто из бессмертных не увидел его, ибо она создала его в незнании. И она окружила его светлым облаком и поместила трон в середине облака, дабы никто не увидел его, кроме святого Духа, который зовется матерью живых. И она назвала его именем Иалтабаоф». (Апокриф Иоанна, перевод М.К. Трофимовой).

«Наша же сестра София - а это Эон - замыслила посредством помысла из себя и посредством помысла Духа и Первого Знания - она захотела явить образ из себя, причем не объединился с ней Дух, ни также [Он не] согласился, ни также не вступил в согласие ее супруг, Дух мужской девственный. Она же не нашла себе пары, чтобы согласиться, без благоволения Духа и знания ее собственного супруга выкинув из-за Пруника (т.е. Распутства), который в ней. Ее помысел не мог стать бесплодным. И ее творение вышло несовершенным, безобразным в своем облике, потому что она сделала это без своей пары, и он не был подобен облику матери, будучи другой формой.

Увидела же она его в своем суждении (т.е. оценивая его), причем он был по виду иного облика, (чем она,) будучи змееликим и львиноликим; его глаза горели огнем. [Она] отбросила его от себя, н[аружу] от тех мест, [что]бы никто из Бессмертных не увидел его, потому что она родила его в незнании. Она со[еди]нила с ним облако светлое. Она поставила в середине облака престол, чтобы никто не видел его, кроме Духа Святого, который называется "Зоя" ("Жизнь"), Всематерь. И она дала ему имя "Ялдаваоф". (Апокриф Иоанна, перевод А.И. Еланской).

София потеряла часть своего света и должна исправить свой изъян. До этого момента София будет пребывать за пределами Плеромы, на девятом небе:

«Тогда мать начала метаться (перемещаться) туда и сюда. Она узнала об изъяне, когда сияние ее света уменьшилось. И она потемнела, ибо ее сотоварищ не согласился с ней…. А мать, когда узнала покров тьмы, что не был он совершенным, она поняла, что ее сотоварищ не был согласен с нею. Она раскаялась в обильных слезах. И вся Плерома слушала молитву ее покаяния, и они восхвалили ради нее незримый девственный Дух. Святой Дух излил на нее от их всей Плеромы. Ибо ее сотоварищ не пришел к ней, но он пришел к ней (тогда) через Плерому, дабы исправить ее изъян. И она не была взята в собственный эон, но на небо ее сына, чтобы она могла быть в девятом до тех пор, пока не исправит своего изъяна». (Апокриф Иоанна, перевод М.К. Трофимовой).



Внешняя София (Ахамот)

Дальнейшее развитие миф о Софии получил в валентинианских кругах. В валентинианском мифе не происходит разрушения структуры Плеромы и выпадения из нее Софии.  Вместо этого из Плеромы удаляется только ее Замысел, из которого в виде страстей выделяется материя, а в виде стремления к «обращению» душевной начало.  В миф вводится новый персонаж внешняя или нижняя София  (Ахамот), задача которой осуществить процесс разделения материальной, душевной и духовной природы, собрать вокруг себя духовные сущности и соединиться со своим женихом Иисусом – общим плодом Плеромы  - в плероматическом «брачном чертоге».

Эта версия мифа подробно излагается Иринеем Лионским, Ипполитом Римским и Климентом Александрийским, вероятно, как  наиболее типичный вариант учения валентиниан.

В валентинианском мифе София является последним 30-м (или 28-м в других версиях мифа) эоном Плеромы, порождением Человека и Церкви. Сизигией мужского эона Желанного.  Желая познать Предвечного Праотца, она чуть не была поглощена им, после чего решила в подражание Отцу без своего сизигия произвести плод:

«Тогда самая последняя и юная из двенадцати, порожденных Человеком и Церковью, София, воспылав страстью, устремилась вверх, а отнюдь не в объятия к своему супругу – Желанному. Это [движение] в действительности начали те, кто был рядом с Умом и Истиной, но явно проявилось оно у этой “заблудшей”, которой, как она полагала, двигала любовь, но в действительности – дерзость, поскольку она не имела той общности с Отцом, которую имел Ум. Однако она со всей страстью устремилась к Отцу, желая объять его величие. Задача была ей явно не по силам, поскольку нельзя достичь невозможного, но она все равно продолжала бороться, страстно стремясь в беспредельность Бездны к непостижимому Отцу.  (Тем временем) она стремилась все дальше и дальше и была уже почти полностью поглощена его “сладостью” и готова была исчезнуть в полноте его сущности, когда встретилась с некой ограничивающей силой, которая охраняет подступы к невыразимому величию. Эта сила называется Пределом. С большим трудом он остановил Софию, вернул ее назад и убедил в том, что Отец непостижим, [т.е. заставил ее] отказаться от своего замысла и укротить свою страсть и восхищение, которое вывело ее из себя». (Ириней Лионский. Против ересей. 1. 2.2).

«(Последний) двенадцатый из Двенадцати Эонов, самый молодой из всех двадцати восьми и женской природы, – София, изучив количество и силы порождающих Эонов, устремилась в бездну Отца и осознала, что все остальные Эоны порождают парами, один только Отец породил один, без помощи партнера. Тогда то она и замыслила уподобиться Отцу и породить [плод] самостоятельно и без помощи своего супруга, чтобы и ее труд был не менее значительным, нежели труд Отца. Однако она не знала того, что нерожденный, содержащий в себе начало и корень всего, Глубина и Бездна способен породить один, а она, София, будучи сама рожденной, к тому же самой последней, уже не в силах совершить это».( Hippolytus, Refutatio VI 30, 6-7).

Замысел Софии не имел формы, напоминая выкидыш, и из-за своего несовершенства был удален за пределы Плеромы. Этот замысел и стал нижней Софией – Ахамот, которая породила Демиурга. Ахамот восседает на восьмом небе (под Плеромой) и руководит всем мировым процессом, который должен завершиться восстановлением духовной природы и обращением душевной. После этого София – Ахамот вместе с умными духами духовных людей войдет в Плерому и соединится со своим женихом эоном Иисусом, а материальный мир будет уничтожен.

Ахамот – вероятно является искаженным евр. chokhmach – мудрость.  В Евангелии от Филиппа Эхамоф – мудрость и Эхмоф – малая мудрость.

39. Одна - Эхамоф, а другая - Эхмоф. Эхамоф - просто мудрость (София), Эхмоф - мудрость (София) смерти, которая есть мудрость смерти, та, которая познала смерть, та, которая называется малой мудростью (Софией). (Евангелие от Филиппа). 


«Я] сосуд более [ценный, чем женщина, создавшая вас] [35] [Если ваша мать не знает своего] корня, вы не отрезвитесь. Я же воззову к знанию нетленному, то есть к Премудрости  (Софии), пребывающей в Отце, которая - мать Ахамот. Нет у Ахамот ни отца, ни  супруга - мужа, но  это [жена] от жены. Она сотворила вас без мужа, пребывая одна, будучи незнающей о живых и о своей матери, думая, что она одна - Сущее.[Я] же воззову к ее матери». (Первое Откровение Иакова).

В трактатах «Сущность архонтов» и «О происхождении мира»  София, являясь причиной появления тварного космоса, сама остается в выси Огдоады  и действует в нижнем мире через свою дочь Софию Зою. София Зоя в отличие от Ахамот не ниспала в тварный космос, а была послана своей матерью Софией из Огдоады для раскрытия знания о горнем мире

«И когда Саваоф получил место покоя (αναπαυσις) за своё покаяние (μετανοια), сверх того дала ему Вера свою дочь Зою с великой властью, чтобы она научила его о всех пребывающих на восьмом небе» («О происхождении мира»).

В трактате «О происхождении мира» Зоя – София именуется также Евой Жизни.

«85. После дня покоя София послала Зою, свою дочь, называемую Евой, как наставницу, чтобы она подняла Адама, в котором не было души, чтобы те, кого он породит, стали сосудами света.

 86. Когда [116] Ева увидела своё соподобие (ϣⲃⲣ ⲉⲓⲛⲉ) брошенным, она сжалилась над ним и сказала: "Адам, живи, поднимись с земли!" Тотчас её слово стало делом, ибо когда Адам поднялся, тотчас он открыл свои глаза. Увидев её, он сказал: "Тебя назовут матерью живых, ибо ты – давшая мне жизнь".» («О происхождении мира»).

Вероятно такую же роль во «Втором слове Великого Сифа» исполняет София Надежды (Эннойя – Мысль), которая представлена здесь как сестра и двойница Софии Пруникос – павшей Софии.

«Некоторые говорили также: "Заговор не будет осуществлен!". Ведь благодаря Надежде Адонаос знает меня». («Второй трактат Великого Сифа»)


София как блудница «Пруникос»

Повествуя  об учениях гностиков «барбелотов» и «офитов», Ириней Лионский несколько раз отмечает, что они называют Софию «Пруникос».  Это имя также было известно Цельсу, который также называл ее «Девой» и «Живой душой» (Orig. Adv. Cels. vi. 34).

Епифаний отмечает использование этого термина у симониан, отождествляя также Пруникос с Барбело в «других ересях».

«Но на каждом небе, продолжал он, преображался я по образу Того, Кто на этом небе, чтобы утаиться мне от ангельских сил и низойти к Мысли (ἐπὶ τὴν Ἔννοιαν), которая есть эта, так называемая, и Дух Святой и Пруник (Προύνικος), и при посредстве которой сотворил я ангелов, ангелы же сотворили мир и людей. Она же есть та древняя Елена, из-за которой трояне и эллины вступали в брань. И сказывал на это какой-то миф, что сходящая свыше сила сама себя преображала; стихотворцы же говорили о сем иносказательно. Ибо силою свыше, которую называют Пруник, и которая в других ересях называется Барберо (Βαρβηρώ), или Барбело (Βαρβηλώ), являемая красота ее привела их в воспламенение и тем послала на расхищение князей, творивших сей мир». (Epiph. Haer. xxi. 2).


О значении этого слова известно из другого сообщения Епифания  (Epiph. Haer. xxv. 48):

«Если наименуют Пруник, то все это отрыгнуто сладострастием сердца. Ибо всякое действие, называемое по имени Пруник (προυνικευόμενον) оказывается соименным похотливости и покушению на растление. И кто обесчестил девство, о том употребляется это эллинское выражение «ἐπρουνίκευσε τήνδε», а потому и описывавшие эротические дела обманщики эллинов в мифах, говоря о красоте, писали так: «красота пруника (κάλλος προύνικον)».

Для обозначения Софии термин Пруникос используется во Втором слове великого Сифа:
«Ведь те, которые пребывали в мире, были приготовлены для беспорочности по желанию нашей сестры Софии, (называемой) Пруникоc, которая не была послана и не просила ничего ни у Полноты, ни у Множества Церкви, ни у Плеромы, так как она первая вышла»

Ср. Гром. Совершенный Ум (NHC VI,2):
«Ибо я начало и конец;
 я ценная и ничтожная,
 я блудница и святая;
 я жена и дева;»


Эннойя в учении Симона Мага

Симону Магу приписывают учение, сходное с учением о падении Софии. Однако в дошедших до нас свидетельства ересиологов о симонианах, вместо Софии используется слово Эннойя (Мысль):

«Он утверждал, что она является его Первой Мыслью и матерью всего, которая в начале зачала от него идею всех ангелов и архангелов. Затем эта Мысль (Эннойа), постигнув замысел Отца, изошла из него, спустилась в низшие сферы и породила архангелов и те силы, которые по его словам затем сотворили мир. Однако сразу же после этого она была захвачена своими порождениями, поскольку они не желали, чтобы стало известно об их происхождении. Сам же [отец] оставался полностью для них неведомым. Итак, эта Мысль была захвачена теми силами и ангелами, которые она сама же породила, и они надругались над ней и закрыли ей дорогу к отцу. Наконец, они заперли ее в человеческом теле, так что из поколения в поколение она меняла различные женские тела, как временные жилища. Она обитала и в теле той Елены, из-за которой случилась троянская война». (Irenaues, Adv. Haer., I 23, 2).


София как архетип павшей души

Миф о падении и восстановлении Софии может рассматриваться как архетипический миф о падении человеческой души. В пользу этого свидетельствует «Толкование о душе» из библиотеки Наг-Хаммади. В нем идет речь о душе, ниспавшей в материальный мир. Здесь она подверглась насилию со стороны разбойников и стала блудницей. Покаявшаяся душа обращается к Небесному Отцу с просьбой разрешить ей вернуться домой.  Отец направляет ей в помощь ее брата и Спасителя, который вводит в душу в брачный чертог.


София в Пистис Софии

В «Пистис Софии» содержится особая версия мифа о падении, покаянии и искуплении Софии. Эта пространная версия занимает большую часть двух первых книг «Пистис Софии». Первоначальным местом пребывания Софии в этой книге называется Тринадцатый эон, где она находилась со своими братьями – 24 эманациями Великого Невидимого, являясь одной из них. По велению «Первого Таинства» София посмотрела вверх и увидела Свет Завесы Сокровищницы Света и захотела войти в это место. Это желание Софии вызвало гнев архонтов 12 нижних эонов и одного из архонтов 13-го эона «ослушника» Авфавадиса.

«Случилось же, когда Архонты двенадцати Эонов разгневались на Веру Премудрость, эту, которая выше них, что они возненавидели ее весьма. И великий Трисила Авфадис, этот, о котором Я уже говорил вам сейчас, тоже последовал за Архонтами двенадцати Эонов и разгневался тоже на Веру Премудрость и возненавидел ее весьма, потому что она помыслила пойти к свету, этому, который выше него. И он излучил из себя великую львиноликую силу, и из своей материи, которая в нем, он излучил еще множество материальных эманации, весьма сильных, и послал их в места нижние, в пределы Хаоса, чтобы они подстерегли там Веру Премудрость и отняли у нее ее силу, потому что она помыслила пойти в высь, эту, которая над всеми ними, и еще потому, что она перестала свершать их Таинство, но пребывала, печалясь и ища свет, который она увидела. И возненавидели ее Архонты, служащие и преданные Таинству, свершая его. И возненавидели ее также все Стражи, которые при вратах Эонов». (Пистис София, 30).

Архонты заманили Софию в Хаос и здесь преследовали ее, чтобы забрать у нее Свет. София обратилась с покаянными молитвами к Свету Светов. При помощи Христа ей удалось вернутся в область находящуюся под Тринадцатым эоном, где она будет пребывать до конца материального мира, когда она сможет взойти к Свету.


Другие Софии

В гностических текстах имя София могут носить другие эоны и сущности, находящиеся как в Плероме, так и в нижнем мире.

В «Премудрости Иисуса Христа» упоминаются Великая София, Молчание, Мать всего – пара Первого небесного Человека, София Любовь, Прародительница – пара Христа, Сына Человека и София Пистис, Масть всех вещей – пара Спасителя, соответствующая Софии гностического мифа.

В «Книге Величия Отца» из Кодекса Брюса упоминаются «семь Софий», пребывающих в области Нераздельного.  Создательница материального мира здесь называется просто Мать.

«И ещё в ней есть Всечрево, и семь Софий в нём, и девять девятериц, и десять десятериц, и великий канун посреди них, и великий Незримый стоит на нём с великим Нерождённым и великим Непостижимым, и у каждого три лика, и молитва, и благословение, и песнопение твари вознесены на этот канун, тот, который посреди Всечрева, и посреди семи Софий, и посреди девяти девятериц, и посреди десятериц. И все стоящие (22) на кануне завершаются Плодом эонов». (Книга Величия Отца).



В трактате  «О происхождении мира» кроме Пистис Софии, пребывающей в Огдоаде, Софии Зои, находящейся на седьмом небе с Сааофом, действует еще одна София, полностью принадлежащая тварному  миру.  Эта София является женской парой архонта Астафая. Ей приписывается создание солнца, луны и небесных светил:

«София же, которая на нижнем небе, пожелав, получила власть от Веры. Она создала великие светила и все звёзды, она установила их на небе, чтобы они светили на землю и совершали знамения времён и сроков, и годов, и месяцев, и дней, и ночей, и минут, и остального всего. И так всё место устроилось на небе». («О происхождении мира»)



Эсхатологическая роль Софии  



В трактате «О происхождении мира» София уничтожает космос, созданный архонтами:

«Она оставит мудрый огонь замысла, она облечётся гневом безумным. Тогда она изгонит богов бездны (χαος), которых она сотворила с Родоначальником, она сбросит их в пропасть. Они будут уничтожены своей неправедностью, ибо они станут как горы пылающие, они станут пожирать друг друга». («О происхождении мира»)


Комментариев нет:

Отправить комментарий