пятница, 12 сентября 2014 г.

Книга Уризена

Уризен  — верховное божество в сложной и оригинальной мифологии Уильяма Блейка, в произведениях которого он описан творцом материального мира, представляющим собой некое подобие библейского Иеговы.

Уризен — символ человеческого разума, ограничитель энергии, законодатель, завистливый тиран, мстящая совесть. Слово Уризен, вероятно, произведено от сочетания слов «your reason» — «твой разум», либо от близких по звучанию греческих слов, означающих «очерчивать циркулем», «ограничивать» и «горизонт».


На своих гравюрах и картинах Блейк изображает его, как правило, в виде седого бородатого старца, иногда с гигантским циркулем в руке, с помощью которого он создаёт и ограничивает Вселенную, или с сетями, символизирующими законы и общество, которыми он, как паутиной, опутывает людей. Иногда он изображён с раскрытой книгой, или окружённый несколькими внушительными фолиантами, в которых записаны законы, придуманные им для человечества.

Виктор Жирмунский так определяет этот блейковский персонаж: «Юрайзен (Urizen) — библейский Иегова, или Юпитер античной мифологии, творец материального мира, подчиненного слепым законам механической необходимости, небесный и земной тиран, враг духовной свободы и поработитель человечества, почитаемый всеми религиями, освящающими насилие и лицемерно проповедующими смирение, — чудовищный образ, сходный с Демогоргоном в „Освобожденном Прометее“ Шелли».

Более подробно он описан в так называемой «Первой книге Уризена» (1794).

Оригинальный миф Блейка представляет Уризена как воплощение абстрактных идей, и его первой сущностью является абстракция человеческой самости. Уризен, первобытный Жрец разума, восстав в Вечности и отделив себя от прочих Бессмертных, создаёт огромную омерзительную пустоту и наполняет её стихиями. Считая себя святым и мудрым, он приступает к составлению списка различных грехов, записывая их в медной книге, которая служит собранием законов. Он обращается к Бессмертным с речью, излагая итог своих глубоких и тайных раздумий и объясняя, как он, в борьбе со стихиями и страшной силой, называемой «семью смертными грехами», созидал упругую твердь. Но Бессмертые негодуют, они возмущены Уризеном, восставшим против Вечности, и в гневе разбегаются в разные стороны. Гнев Бессмертных превращается в огонь, пожирающий воинство, сотворённое Уризеном.

Оставшийся в одиночестве, Уризен строит каменную кровлю, обрамляет себя жилами и кровеносными сосудами, чтобы защитить себя от огней Бессмертных. Глядя на Уризена, Лос, Вечный пророк, представляющий собой Вдохновение, плачет из-за того, что Уризен, воплощающий разум, оторвал себя от Вечности. Из сострадания он создаёт для Уризена телесную форму, но, утомлённый трудами, Лос раздваивается на мужское и женское — так появляется Энитармон, его эманация, которая рождает ему сына по имени Орк, воплощение бунтующей энергии. И «даже Вечность застыла в испуге / В тот час, когда был рождён Человек!».

И тут Бессмертные наглухо ограждают от Вечности Лоса и его творение. Из-за ревности к сыну Лос решает приковать сына прочной цепью, сотканной из звеньев этой ревности, к каменной скале «под мертвенной тенью Уризена». Крик Орка пробуждает Уризена от мёртвого сна, и вместе с ним пробуждается вся Природа.
Уризен, разглядывая своё уродливое творение, приходит в ужас. Он проклинает своих детей, которые «усыхают», превращаясть в рептилии. Человечество лишается Вечности. Однако сын Уризена Фузон, воплощение огненной стихии, как Моисей, выводит свой народ из Египта.

Текст книги Уризена на языке оригинала здесь



Уризен с закрытыми глазами восседает на книге. Справа и слева от него книги, которые он пишет. За его спиной две каменные стелы, напоминающие скрижали Моисеева закона. Они также похожи на могильные камни. По обеим сторонам от них деревья, ветви которых переплетаются друг с другом, формируя арку, напоминающую пещеру.

Эрдман полагает, что Уризен восседает на книге природы. Корни указывают на то, что книга укоренена в растительном мире, который для Блейка был синонимом материального мира, мира смерти. Поскольку этот мир – творение Уризена, переписывая книгу законов, он создает копии своего творения.  Деревья с переплетающимися ветвями также указывают на то, что Уризен ниспал в растительное существование.


Женщина, протянувшая руку к парящему в воздухе ребенку. Возможно это Беула.


Один из бессмертных в пламени Вечности. Это может быть Лос, либо другой Бессмертный. Поскольку энергия, символизируемая огнем это дом Бессмертных, фигура, как кажется, не бежит от опасности, а просто передвигается в огне.


Уризен раскрывает свою книгу и показывает свои законы другим Бессмертным. Его голова окружена лучами солнца, возможно олицетворяющими просвещение, которое, как он думает, Уризен принес другим Бессмертным.


Три фигуры, обвитые змеями, падают в бездну в искрах пламени. Справа и слева от центральной фигуры изображены лица в отблесках пламени. Центральный фигура с распростертыми руками напоминает распятие. Эрдман полагает, что это Сатана и его воинство, ниспавшие с неба.  Но при этом отмечает, что центральная фигура больше напоминает Лоса, нежели Уризена, а обвивший ее змей предполагает, что она поймана в ловушку Уризена.


Лос, испытывающий страдание от того, что Уризен выпал из вечности.


Скелет Уризена в позе эмбриона, после того как Лос связал его члены. Эта поза также предполагает сферу, окружающую Уризена и рождение его мира.


Земля – один из четырех элементов, формирующих материальный мир. Развивающиеся седые волосы и борода напоминают нам изображения Уризена, но элемент земли это Гродна – третий сын Уризена. Как манифестация своего отца, он похож на него.


Человеческая фигура, которая пытается поднять землю. Эрдман предполагает, что это Лос, стремящийся придать форму Уризену и его миру.


Уризен в виде скелета, окруженный лучами  пламени кузницы Лоса, смотрит вверх на удаляющуюся Вечность. Он все еще сидит, но уже не в позе эмбриона.  Его лодыжки скованны цепью, сделанной Лосом. Лос сидит рядом Уризеном и смотрит в ужасе на удаляющуюся Вечность.


Вода - один из четырех элементов, формирующих материальный мир. Этому элементу соответствует Ута – второй сын Уризена.


Сострадание разделяет мир.


Воздух - один из четырех элементов, формирующих материальный мир. Этому элементу соответствует Тириэль – первый сын Уризена.


Бессмертные вглядываются в созданную Лосом бездну. Четыре фигуры могут символизировать четырехчастного человека.  В левом верхнем углу – изображение орла. На лицах бессмертных смесь печали и любопытства.


Огонь - один из четырех элементов, формирующих материальный мир. Фузон – четвертый сын Уризена. Эта фигура не похожа на Бессмертного, бегущего в огне Вечности на рисунке 3. В данном случае речь идет об огне материального мира. Хотя этот огонь материален, он символизирует энергию Вечности и все то, что отрицает Уризен. Поэтому Фузон в отличие от трех других своих братьев изображен похожим на Лоса (вечного пророка, олицетворяющего вечность в падшем мире), а не на Уризена.


Лос склонился над сферой крови жизни, которая станет Энитармон. Он прижимает свои руки к голове, что указывает на боль разделения и/или рождения. Его кровь струится по спине и стекает на шар, на котором формируется система артерий и вен.


Лос стоит в искрах пламени своей кузницы. Его руки распростерты, как будто он распят. Его молот в левой руке, как будто он закончил работу, но еще не положил его. Он смотрит влево с состраданием.


Отделенная Энитармон отвергает Лоса. Она отворачивается от него, а он падает на колени и в отчаянии хватается за голову.  Взаимоотношения Лоса и Энтиармон наполнены игрой желания и отрицания, что по Блейку представляет извращение сексуальности в падшем мире.


Рождение Орка в искрах пламени. Изображение предполагает, что он ныряет в мир. Искры с большей вероятностью могут символизировать огонь - изменение, нежели огонь кузницы Лоса.


Орк обнимает Энитармон. Лос с ревностью смотрит на них. Грудь Лоса скованна цепью, которую он разрывает каждую ночь, добавляя новое звено в цель ревности, которая простирается к земле. Позже этой цепью Орк будет прикован к скале.


Уризен, скованный цепью, придающей ему и его миру форму.


Уризен исследует мир с «огненным шаром, освещающим его путь» (20.48), открывая  «бескрайний ужас» и «кошмары кровавых наслаждений» (23.7). Правая рука Уризена простерта вперед, как бы помогая ему идти через кромешную тьму, что предполагает его слепоту в отношении истинной природы мира. Огненный шар, как кажется, дает недостаточно света.


Уризен порождает четырех сыновей. Каждый из них рождается из своего элемента. Фузон появляется как солнца вверху. Под ним Тириэль (воздух) появляется их облаков. Гродна (земля) поднимается из земли. Слева от него голова Уты (воды), которая поднимается из моря.


Две человеческих фигуры в змеиных кольцах. Различные растения и насекомые, некоторые из них с человеческими чертами. Это все создания Уризена, его сыновья и дочери, которым он придал несовершенную форму. Они смотрят в небо, где пребывает  Уризен, будучи пойманными в «сети религии» (25.22).


«Собака при зимней двери», поднявшая свою голову к небу. Рядом с ней ребенок в молитвенной позе, также смотрящий в небо. Дверь закрыта и не дает проникнуть в убежище. Это единственное изображение подлунного мира в «книге Уризена».


Уризен удаляется с руками, поднесенными к голове. Жест можно истолковать как толкание. Уорролл предполагает, что здесь «некто толкает нечто.  Это аллегория иллюзии религии».


Уризен, опутанный сетью Религии, которая делает его Богом созданного им мира. Книга, изображенная на рисунке 1, возможно превратилась в сеть, которая опутывает людей в материальном мире. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий