суббота, 5 апреля 2014 г.

Евгений Беляков. «Лотосовая сутра» - древнейший христианский памятник востока?

"Лотосовая сутра" - религиозный, философский и литературный источник, датируемый I-II веком н.э., - центральный текст буддийской традиции махаяны, документ, значение которого для понимания Востока трудно переоценить. Его значение для Востока можно сравнить разве что со значением Нового Завета для Запада. Поэтому утверждение, что "Лотосовая сутра" есть древнейший христианский памятник, выглядит достаточно парадоксально.


Тем не менее, в этой статье я приведу достаточно много смысловых и сюжетных параллелей, доказывающих влияния Евангелий на "Лотосовую сутру". Зависимость такого рода, не будучи дословно-текстуальной, должна отражать связи иного рода, а именно культурные контакты, имевшие место в конце эпохи Древнего мира между главными цивилизациями: римскими провинциями "плодородного полумесяца" и Индией. Контакты эти имели место, в основном, вдоль караванных путей, поэтому гипотеза, которая рассматривается в данной статье, получила название "караванной".

"Лотосовая сутра" уже в III в. н.э. была переведена на китайский язык, но на европейские языки полностью она переведена лишь в восьмидесятые годы прошлого века. Изучение этого потрясающего документа до сих пор таит в себе возможности новых открытий.

Одна из основных идей Будды Шакьямуни из "Лотосовой сутры" буквально созвучна Благой вести Иисуса Христа – это откровение о возможности спасения всех людей, а не одного избранного народа. Например, в "Лотосовой сутре" говорится: "Я свидетельствую о не имеющем высшего [предела] Пути и равной для всех Дхарме Великой Колесницы". В Евангелиях есть много мест, говорящих о том же. Пойти за Христом, заново "родиться свыше" в Крещении, но – главное – исполнять заповеди и все слова проповедей Иисуса – это и означает стать братом Иисусу Христу и сыном Отцу Небесному. Иисус говорит о Себе как о "пути" и "двери" в Царствие Небесное, которое находится внутри самого человека...

Так или иначе, и в христианстве, и в буддизме махаяны путь ко спасению провозглашается открытым для всех. В этом состоит идея равенства, предстоящего в виде братства, рожденная в двух мировых религиях. Таков был великий духовный итог истории Древнего мира.

Сократ за 5 веков до Христа высказывал ту же идею, говоря: "В каждом человеке – солнце, нужно только дать ему светить". Греки называли такую идею равенства людей "гомонойей", но их общество оставалось при этом рабовладельческим. Процесс осознания этой идеи затянулся надолго. Говорят, еще в XV веке в погибающей Византии спорили, можно ли относить к женщине слово "хомо".

В коптском апокрифическом "Евангелии от Фомы" можно найти сюжетное совпадение с "Лотосовой сутрой" в рассмотрении вопроса о всеобщей доступности спасения. По "Евангелию от Фомы", Иисус превращает Марию Магдалину в мужчину: "Симон Петр сказал им: Пусть Мария уйдет от нас… Иисус сказал: Смотрите, я направлю ее, чтобы сделать ее мужчиной, чтобы она также стала духом живым, подобным вам, мужчинам. Ибо всякая женщина, которая станет мужчиной, войдет в Царствие Небесное". Теперь "Лотосовая сутра": "В это время Шарипутра сказал дочери дракона: "Ты сказала, что за короткое время достигла не имеющего высшего [предела] Пути, и в это трудно поверить. Почему? Ведь тело женщины грязно, [оно] не сосуд Дхармы. Как же [ты] смогла обрести не имеющее высшего [предела] бодхи? Путь Будды длинен, и [его] проходят только после того, как на протяжении неисчислимых кальп будут переживать трудности, накапливать деяния и вести [живых существ] к спасению. Кроме того, в теле женщины имеется пять препятствий. Во-первых, [она] не способна стать царем неба Брахмы, во-вторых, Шакрой, в-третьих, царем мар, в-четвертых, Святым Царем, Вращающим Колесо, в-пятых, обрести тело будды. Почему же женщина так быстро стала буддой?" В это время у дочери дракона была драгоценная жемчужина, которая стоила три тысячи великих тысячных миров. Держа в руках, [она] преподнесла ее Будде. Будда тотчас же принял [ee]. Дочь дракона сказала бодхисаттве Скопление Мудрости и почитаемому Шарипутре: "Я преподнесла драгоценную жемчужину. Почитаемый В Мирах принял [ee]. Быстро или нет это произошло?" [Они] ответили: "Очень быстро". Дочь [дракона] сказала: "Наблюдайте с помощью [ваших] божественных сил, как я стану буддой. Это произойдет быстрее, чем то!" В это время все собравшиеся увидели, как дочь дракона в одно мгновение обратилась в юношу, совершенного в деяниях бодхисаттвы, который сразу же направился в мир без замутнений в Южном краю, где воссел на цветок лотоса из драгоценностей, достиг полного истинного просветления, обрел тридцать два знака, восемьдесят видов прекрасных качеств и начал повсюду в десяти сторонах [света] проповедовать всем живым существам Чудесную Дхарму".

Возможность спасения и обожения в христианских памятниках и в "Лотосовой сутре" сравнивается с неизвестной человеку драгоценностью или кладом. Соответствующие повествования во многом аналогичны, хотя никакой прямой текстуальной связи между ними нет: суть та же, смысл одинаков, сюжет близок, но не тождественен (в одном случае – клад, в другом – жемчужина и т.п.). "Иисус сказал: "Царствие [Божие] подобно человеку, который имеет на своем поле тайное сокровище, не зная о нем. И {он не нашел до того, как} умер, он оставил его своему {сыну}. Сын не знал, он получил это поле [и] продал его. И тот, кто купил его, пришел, раскопал [и] {нашел} сокровище. Он начал давать деньги под проценты {тем, кому} он хотел" (коптское "Евангелие от Фомы", аналогичная притча о жемчужине есть и в синоптических Евангелиях). Теперь "Лотосовая Сутра": "Представьте, есть человек, который пришел в дом к близкому другу, напился вина и уснул. Как раз в это время [его] близкий друг должен был идти по казенным делам. Пожелав сделать гостю подарок, [он] спрятал в его одежду бесценную жемчужину и ушел. Тот человек, будучи пьяным, крепко спал и ничего не знал. Встав, [этот человек] отправился в путешествие и достиг чужой страны. [Он] упорно трудился, чтобы заработать на одежду и пропитание, и находился в очень трудном положении. [Он] был доволен, если получал хоть какую-то малость. Позже [он] случайно встретил [своего] близкого друга, который, увидев его, сказал: "Ну и ну! Как [ты] дошел до того, что [работаешь] ради одежды и еды? Когда-то давно я пожелал, чтобы ты обрел покой и радость и удовлетворил [свои] пять желаний и в такой-то год, месяц и день спрятал в твоей одежде бесценную жемчужину. [Она] и сейчас там. А ты, не зная об этом, мучаешься и страдаешь, размышляя, как поддержать собственное существование. Как это глупо! Иди и обменяй сейчас эту жемчужину [на все, что] пожелаешь. [Ты] никогда не будешь бедствовать или испытывать в чем-нибудь нужду".
В особенности ярко параллель, о которой идет речь, проявляется в притче о блудном сыне, которая, с некоторыми видоизменениями, присутствует как в Евангелиях, так и в "Лотосовой сутре". Начнем с Евангелия: "У некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, подбежав, пал ему на шею, и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться" (Лк., 15:11-24).

А вот соответствующий отрывок из "Лотосовой сутры": "Был один человек, который еще в юности ушел от отца и пустился в бега. Долгое время - десять, двадцать или пятьдесят лет - [он] жил в чужих странах. Чем старше [он] становился, тем в большие затруднения и нищету впадал. Странствуя по четырем сторонам [света] в поисках одежды и пищи, [он] случайно забрел на свою родину. Его отец ранее искал сына, но не нашел и поселился в одном городе. Дом его был полон богатства; добра и сокровищ невозможно было пересчитать. Его сокровищницы переполняли золото, серебро, ляпис-лазурь, кораллы, янтарь, жемчуг. [Он] имел множество молодых рабов, слуг, многочисленную свиту. Неисчислимы были его слоны, кони, повозки, быки и бараны. [Он] вывозил во все другие страны [товары] и ввозил [товары оттуда, получая] высокие доходы. Продавцов [его] товаров, и покупателей было очень много. В то время [его] нищий сын, бродя по городам и весям, проходил через эту страну и, наконец, дошел до места, где проживал отец. Отец всегда думал о сыне, но, расставшись с сыном более пятидесяти лет назад, никому ничего не говорил. [Он] размышлял [о нем] в одиночестве, и сердце [его] переполняло сожаление. [Он] думал: "Я стар и бессилен, но богатство мое огромно. Хотя сокровищницы набиты золотом, серебром и редкими драгоценностями, сына [у меня] нет. Когда в один прекрасный день придет [мой] конец, богатства [мои] растащат и растеряют, так как [мне] некому [их] передать". [Он] постоянно с теплотой вспоминал о сыне, и, думая о нем, мысленно повторял: "Если я обрету сына и передам [ему] богатства, как счастлив [я] буду! Уйдут все мои беспокойства и печали". Почитаемый В Мирах! В это время сын-бедняк, подрабатывая то там, то здесь, случайно приблизился к дому отца. Стоя у ворот, [он] разглядел отца, который восседал в кресле, покрытом шкурой льва, [его] ноги покоились на подставке из драгоценностей, [его] окружали и оказывали почтение брахманы, кшатрии, жители города. Их тела украшали нити настоящего жемчуга, стоившие тысячи, десятки тысяч [золотых монет]. Справа и слева стояли свита и молодые рабы, держащие в руках белые метелки (9). [Он] сидел под балдахином из драгоценностей, с которого свешивались гирлянды цветов, из земли били фонтаны благоуханных вод, вокруг [было] разбросано множество редкостных цветов, рядами лежали драгоценные вещи - одни [он] отвергал, другие принимал. Таковы были [его] украшения, таковы были величие и добродетели и особые почести, которые [ему] оказывали! Нищего сына, увидевшего великие силы и мощь своего отца, объял страх. [Он] пожалел, что пришел сюда, и подумал: "Это царь или кто-то равный царю, здесь нет места, где бы я смог получить что-нибудь за мой труд. Лучше [мне] идти в бедную деревушку, в которой [я] легко заработаю на одежду и еду. Если же [я] задержусь в этом городе, здесь [меня] будут притеснять или же отправят на принудительные работы". Подумав так, [он] поспешно ушел. В это время богатый старец, [сидевший] в кресле, покрытом львиной шкурой, увидел сына и узнал [его]. Отцовское сердце наполнила великая радость, и [он] подумал: "Сейчас [нашелся тот, кому] я передам мои богатства и сокровищницы. Я всегда думал о сыне, но не имел возможности увидеть его, и вот неожиданно [он] пришел сам! Мое самое большое желание осуществилось. Хотя меня ослабили годы, [я] все же принесу [ему] благо". [Он] тотчас же послал слуг догнать и вернуть сына. Посланцы побежали и схватили [его]. Нищий сын, пораженный, закричал в великом гневе: "Я невиновен! Почему [вы] схватили [меня]?" Посланцы, крепко держа сына, все быстрее тащили [его] назад. Нищий сын думал: "Хотя [я] не совершил преступлений, [меня] схватили, и это означает неминуемую смерть". [Он] все больше и больше пугался мучительной смерти и упал на землю. Отец, увидев это издалека, сказал слугам: "Не держите этого человека и не тащите [его]. Побрызгайте на [его] лицо холодной водой, чтобы [он] пришел в чувство, и не разговаривайте [с ним]!"… Посланец сказал сыну: "Сейчас я тебя отпущу иди, куда хочешь". Нищий сын возрадовался, что обрел то, чего не ожидал, встал с земли и направился в бедную деревушку искать одежду и пропитание. В это время старец, желая привлечь к себе сына, придумал уловку. [Он] тайно послал к сыну двух мужчин простоватого вида с изнуренными лицами: "Идите туда и мягко скажите нищему сыну: "Здесь есть место, где [ты] сможешь подработать, и платить тебе будут в два раза больше!" Если нищий сын согласится, приведите [его] и дайте работу. Если спросит, что должен будет делать, ответьте так: "Тебя нанимают для уборки грязи. Мы оба также будем работать вместе с тобой". Тогда двое посланцев отправились искать нищего сына и, найдя, подробно рассказали о деле. И вот [он], получив сперва причитающуюся плату, убирал вместе [c ними грязь]. Его отец, глядя на сына, переполнился теплотой и состраданием. В другой день [он] увидел его издалека из окна, худого, изнуренного, нечистого от куч грязи и пыли и тотчас же сняв ожерелье из драгоценных камней, изысканное верхнее одеяние, украшения, надел грубую, поношенную и грязную одежду, посыпал себя пылью, взял в правую руку совок для сбора мусора и с грозным выражением лица сказал работавшим: "Двигайтесь, двигайтесь, не прохлаждайтесь!" С помощью этой уловки [он] смог приблизиться к сыну и сказал: "Вот что, человек! Всегда работай здесь и никуда больше не ходи. [Я] увеличу тебе плату и дам тебе все, что ты пожелаешь: чаши, инструменты, рис, лапшу, соль, уксус. Оставь все сомнения. Кроме того, здесь есть слуга-старик, который, когда пожелаешь, будет прислуживать [тебе]. Успокой свои мысли. Я буду тебе как отец, так что не беспокойся. Почему? Я стар, ты же молод и цветущ. Когда [ты] здесь работал, то не обманывал, не ленился и не говорил бранных слов. [Я] не видел у тебя ничего плохого, что есть у других работников. С этого времени [ты] будешь [для меня] как родной сын". Тогда же старец дал ему [новое] имя и стал называть сыном. Нищий сын, хотя и радовался такому неожиданному повороту дел, все же думал о себе как о бедняке, нанятом на работу. По этой причине в течение двадцати лет [он] продолжал убирать грязь. После того, как прошли [эти годы, между отцом и сыном] установилось полное доверие, и сын без препятствий входил в дом и выходил. Тем не менее, жил [он] там же, где и вначале. Почитаемый В Мирах! В то время старец уже знал, что вскоре умрет, и сказал своему нищему сыну: "Сейчас у меня много золота, серебра и редкостных драгоценностей, амбары и сокровищницы переполнены. Ознакомься, сколько нужно пустить в оборот. Таковы мои намерения. [Ты] воистину должен их знать! Почему? Сейчас между мной и тобой нет разницы. Хорошо приготовься и не допускай убытков!" Нищий сын, вняв поучениям, получив наставления, ознакомился со всеми товарами, золотом, серебром, редкостными драгоценностями, а также с амбарами и сокровищницами, но [у него] и в мыслях не было взять что-либо кроме тарелки еды. К тому же жил [он] в том же самом месте и не мог отбросить ощущения [своей] ничтожности. Прошло немного времени, и отец узнал, что у сына постепенно появляются новые замыслы, растут желания и что [ему] стыдно за [свои] прежние думы. Видя, что приближается конец, [отец] приказал сыну придти и одновременно попросил придти родственников, царей, сановников, кшатриев и горожан. Когда все собрались, [он] сказал: "Господа, [вы] воистину должны знать! Это - мой сын, от меня рожденный. Более пятидесяти лет назад [он] покинул меня в неком городе и убежал. [Он] претерпел одиночество и страдания. [Его] настоящее имя такое-то, мое имя - такое-то. В прежние времена, проживая в этом городе, [я], охваченный печалью, искал [его] и вдруг здесь случайно встретил. Это действительно мой сын. Я действительно его отец. Все, что у меня есть, принадлежит сейчас сыну. Сын знает, [какие товары я] до сих пор вывозил и ввозил". Почитаемый В Мирах! Нищего сына, услышавшего эти слова отца, охватила великая радость. Так [он] обрел то, чего у него не было. И [он] подумал: "У меня раньше и в мыслях не было получить [все это]. Эти сокровищницы сейчас сами пришли [ко мне]!"

Повествование "Лотосовой сутры" имеет также общие черты с историей Иосифа и его братьев из Ветхого Завета. Так же как и там, Иосиф далеко не сразу раскрывает истину о себе. Если попытаться как-то сопоставить все три повествования, то логичнее всего на первое место поставить историю Иосифа, затем легенду из "Лотосовой сутры", и, наконец, евангельскую притчу. Обмен смысловым материалом, таким образом, начался с Ближнего Востока, затем перешел в Индию и вернулся назад по караванным путям на Ближний Восток.

Притча о блудном сыне – одна из ключевых в христианстве. Стоит отметить хотя бы, что Иисус называет Бога Отцом Небесным, и в притче речь идет именно о возвращении к Отцу. Человек пустился "в собственное плавание", и он должен вернуться назад, к Богу. Возвращение – это покаяние. Слово "покаяние" на арамейском как раз и означает "возвращение". Когда Иоанн Креститель говорит о покаянии, речь идет о возврате к Богу-Отцу.

В буддизме нет четкого представления о Едином Боге, но притча о блудном сыне (человечестве) перекликается с буддийским призывом вернуться к той же самой исходной сущности человека, скрытой в нем же самом, как жемчужина, зашитая в одежду (из притчи о жемчужине).

Как Иисус, так и Будда утверждают братство между людьми. В духовном смысле все люди – дети Одного Отца. В Евангелиях устанавливается сыновство человека Богу и братство Иисусу и – через Него – людей между собой: "Братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его" (Лк., 8: 1).

В буддизме место личностного Бога в известной мере замещает личность Будды, которая имеет трансцендентное значение, и, соответственно, человеческое братство устанавливается через усыновление Будде: "И все же мы не знали, что воистину являемся сынами Будды. Сейчас мы действительно [это] узнали" ("Лотосовая сутра").

Греческая гомонойя превращается в обеих религиях в братство. Интересно, что, провозгласив "братство" основным своим лозунгом в 1789 году, французские революционеры выступили против религии, которая как раз то же самое изначально и утверждала. Но революционное братство не знало (вопреки логике) общего духовного отцовства. Древние были, очевидно, более последовательны.

До появления "Лотосовой сутры" считалось, что Будда Шакьямуни родился в определенное время и в столь же определенное время до конца ушел в нирвану. Теперь ему придаются еще более трансцентдентные черты. "Боги и люди всех миров, а также асуры, - все сейчас думают: "Вот этот Будда Шакьямуни, покинув дворец рода Шакьев, воссел на Месте Пути недалеко от города Гая и обрел ануттара-самьяк-самбодхи. Добрые сыны! С тех пор, как я действительно стал Буддой, на самом деле прошли неисчислимые, безграничные сотни, тысячи, десятки тысяч, коти кальп… С тех пор я постоянно пребываю в мире саха, проповедую Дхарму и обращаю [живых существ]" ("Лотосовая сутра").

А вот недоумение иудеев из Евангелия от Иоанна: "Сказали Ему иудеи: Тебе нет еще пятидесяти лет, - и Ты видел Авраама? Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь" (Ин., 8:57-58). И еще: "Тогда сказали Ему: кто же Ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам" (Ин., 8:25).

Вечный Будда и Отец Небесный наделяются в обеих религиозных традициях сходным поведением, которое и тут, и там сравнивается с образом дождя. "А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" (Мф., 5:44-45).

"Представь, что горы, берега рек и ручьев, долины и поля трех тысяч великих тысячных миров покрыты кустарниками и лесами, здесь растут также целебные травы нескольких видов, различные по названиям и по цвету. Густое облако, распространяясь повсюду, покрыло все три тысячи великих тысячных миров, и одновременно во всех местах пошел дождь. Влага [от него] питала малые корни, малые стебли, малые ветки, малые листья, средние корни, средние стебли, средние ветки, средние листья, большие корни, большие стебли, большие ветки, большие листья. Большие и малые деревья - каждое получило свою часть влаги в зависимости от того, большое [оно], среднее или малое. Благодаря дождю из одного облака все в соответствии со своей природой рождается, растет, цветет и приносит плоды. Однако травы и деревья разные, хотя все растут на одной земле и впитывают влагу одного дождя. Кашьяпа, [ты] воистину должен знать! И с Татхагатой то же самое. [Он] появляется в мире, как приплывает великое облако. Повсюду в мире подобно тому, как то великое облако покрывает земли во всех трех тысячах великих тысячных миров, [он] охватывает своим великим голосом богов, людей, асур" ("Лотосовая сутра").

В Нагорной проповеди Иисус призывает Своих последователей не отвечать ударом на удар и, если ударят кого по щеке, то подставлять вторую. Такое же поведение демонстрирует и Будда.

"После ухода первого Татхагаты, Царя Величественных Звуков, и окончания [века] Истинной Дхармы, в [век] подобия Дхармы в большую силу вошли переполненные самодовольством бхикшу. В то время был один бхикшу-бодхисаттва, которого звали — Никогда Не Презирающий. <…> почему его звали Никогда Не Презирающим? Этот бхикшу во всех местах, где [его] видели, кланялся бхикшу, бхикшуни, упасакам, упасикам и воздавал [им] хвалу, говоря такие слова: "Я глубоко почитаю вас и не могу относиться [к вам] с презрением. Почему? [Потому что] вы все будете следовать Пути бодхисаттвы и станете буддами!" Причем этот бхикшу совсем не читал про себя и не читал нараспев сутры, а только оказывал почести. Увидев издали [людей] из четырех групп, [он] подходил, приветствовал [их] и, воздавая хвалу, говорил все те же слова: "Я не могу относиться [к вам] с презрением, потому что все вы станете буддами!" В четырех группах были такие, кого охватывал гнев и мысли у которых были нечистыми. [Они] злословили [про этого бхикшу], оскорбляли и поносили [его], говоря: Откуда пришел этот безумный бхикшу, который говорит: "Я не могу заставить себя относиться к вам с презрением", — и предсказывает, что мы сможем стать буддами? Нам не нужны эти пустые предсказания!"

Так прошло много лет, и хотя [этого бхикшу] постоянно оскорбляли и поносили, [в нем] никогда не рождался гнев, и [он] все время говорил эти слова: "Вы станете буддами!" Когда [бхикшу] произносил эти слова, люди побивали его палками и камнями, но, отбежав на некоторое расстояние, [он] опять громким голосом кричал: "Я не могу относиться [к вам] с презрением. Вы все станете буддами!" И так как [он] всегда говорил эти слова, бхикшу, бхикшуни, упасаки и упасики, переполненные амодовольством, прозвали его — Никогда Не Презирающий" ("Лотосовая сутра").

В конечном итоге утверждается, что бодхисатва Никогда Не Презирающий – это одна из реинкарнаций Будды. Аналогичен и ответ аудитории на проповедь нового учения. Часть учеников покидает как Будду, так и Иисуса: "Когда [он] говорил эти слова, на собрании присутствовали пять тысяч бхикшу, бхикшуни, упасак, упасик. [Они] поднялись [со своих] мест, поклонились Будде и удалились. Почему? Корни греха у них были очень глубоки, а надменность велика. [Они] думали, что обрели то, что [на самом деле] еще не обрели, думали также, что имеют свидетельство тому, о чем свидетельства еще не было. Обремененные такой виной, [они] не могли остаться. Почитаемый В Мирах молчал и не остановил [их]. В это время Будда сказал Шарипутре: "У существ на моем [собрании] нет сейчас веток и листьев, а есть только целомудренно чистое и истинное. Шарипутра, как хорошо, что эти переполненные самодовольством люди ушли. Слушай хорошо: воистину [я] буду проповедовать ради тебя!" ("Лотосовая сутра").

А вот - Евангелие от Матфея (22:1-14): "Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели прийти. Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: "вот я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; приходите на брачный пир". Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их… ибо много званых, а мало избранных".

Продумывая эти параллели, невольно приходишь к выводу, что настоящее понимание многих притч становится более глубоким при совместном (как бы стереоскопическом) их рассмотрении. Так понятие "Спаситель" оказывается близким или тождественным понятию "бодхисаттва". И оказывается, что "быть спасенным" основатели религий предназначают нам, то есть всем своим последователям. Это так в христианстве, поскольку предписывается строить свою жизнь, имея образом жизнь Иисуса Христа, пришедшего в мир, чтобы спасти людей. В буддизме это называется "Бодхисаттва".

Список параллелей, который можно продолжать еще долго, заставляет нас обратиться к поиску информационного канала обмена образами и идеями, и таким каналом, по нашему мнению, может быть лишь караванный путь. Суть "караванной гипотезы" – в ДИАЛОГЕ культур и религий. Глубочайшие религиозно-этические инсайты происходят в процессе этого диалога и, в некотором смысле, "одновременно". Хотя авторство принадлежит конкретным основателям религий, эти открытия принадлежат всему человечеству в целом.

Однако конкретика восприятия новых идей на Востоке и на Западе различна. Учение, представленное в "Лотосовой сутре", выглядит чуждым остальному, предшествующему буддизму, хинаяне. Вот почему большой объем аргументации в "Лотосовой сутре" посвящен объяснению того, почему как новое, так и старое учение одновременно истинны. Утверждается, что старые идеи, которым учил Будда, представляют собой ни что иное, как уловки, чтобы вывести человечество из состояния непросвещенности, поскольку прямое изложение тех идей, которые содержатся в "Лотосовой сутре", было бы ими просто не воспринято. Эти "аргументы" опять-таки изложены в форме притч. В данном случае речь идет, в частности, о притче о горящем доме и городе-мираже. Вероятно, новое учение вовсе не было воспринято с восторгом. Уже приводилась в связи с этим притча о Бодхисаттве Никогда Не Презирающем, который подвергался избиениям и оскорблениям.

Иисус подчеркивает, что не разрывает с традиционной религией, с ветхозаветным иудаизмом, а "исполняет" ее. Его крестная казнь, согласно Евангелиям, была связана с глубоким непониманием Его учения и отвержением идеи радикального духовного равенства в форме братства в мире, где царило как раз радикальное неравенство.

Христианская традиция приписывает роль медиатора между иудейской и индийской культурами св. апостолу Фоме. Существует весьма красочный апокриф "Деяния св. Фомы", в котором описывается путешествие этого апостола в Индию (сначала в качестве раба, потом - архитектора и проповедника). Возможно, именно апостол Фома и его гипотетическая миссия каким-то образом воздействовала на автора "Лотосовой сутры", в результате чего и произошло описанное в этой статье переплетение смыслов и сюжетов двух великих мировых религий. И если так, то не случайно, что, по крайней мере, две из рассмотренных выше аналогий содержатся в апокрифическом коптском "Евангелии от Фомы".

Нельзя исключить и обратного переноса информации. Так учение о Троице современные религиоведы любят сопоставлять с индийским учением о Тримурти и его истолкованиями. Проникновение "эха" этих учений на Запад, вероятно, было более поздним и менее отчетливым. Многочисленные дискуссии и указания многих теологов на "священную тайну" вопроса свидетельствуют о том, что Запад так и не воспринял простые и ясные учения Востока. Возможно, потому, что "слышимость" в канале связи была плохая. Однако, вместе с этими туманными образами, в христианстве возникла легенда о святом царевиче Иосафате, иными словами – бодхисатве, то есть, как полагают светские и даже церковные исследователи, Будда стал-таки христианским святым.

Еще пара слов о "караванной гипотезе". В так называемой "цивилизационной парадигме" (Данилевский, Шпенглер, Тойнби, Гумилев) отдельные культуры, цивилизации и суперэтносы рассматриваются как полностью замкнутые образования, развивающиеся независимо друг от друга. Уже Ясперс, провозгласив существование "оси истории" в 5 веке до н.э., пробил брешь в этом восприятии. Возвратом была резкая критика от Л.Н. Гумилева. И она была справедлива, но дело решается, мне кажется, тем, что вышеупомянутая "ось" или "оси" существовали в истории всегда, и отнюдь не только в 5 веке до н.э. Эти "оси" суть ни что иное, как торговые пути. Условно называемые караванными, они включают и морские пути, и путешествия войск во время многочисленных войн. А с войсками и караванами могут путешествовать ученые, мистики, философы...

Таким образом, культуры взаимодействуют постоянно, причем не только периферийными, малосущественными частями, но и своими смысловыми центрами. Исключение - разве что Американские цивилизации, существовавшие на нашей планете изолированно (чем они и интересны). Сказанным, думается, можно объяснить многие тождественные явления, происходящие в культурах параллельно. В том числе, в буддизме и христианстве. "Караванная гипотеза" объясняет их идейную близость при всем многообразии периферийной конкретики.

© Источник: Портал-Credo.Ru 

Комментариев нет:

Отправить комментарий