четверг, 9 января 2014 г.

Фрагменты из «Обличения всех ересей» Ипполита Римского.

Отрывки из знаменитого ересиологического трактата «Обличение всех ересей» («Философумена») приписанного Ипполиту Римскому. Этот трактат до сих пор не переведен на русский язык. Данные фрагменты в переводе И.С. Егоренкова представляют собой полное изложение разделов, посвященных гностическим учениям «Наасенов», «Ператов», «Сифиан», «Докетистов», Симона Мага, Моноима Араба и Баруха. Впрочем, надежность этих сведений весьма сомнительна.

«При внимательном изучении текста «Обличения» складывается впечатление, что различные гностические авторы, выдержки из сочинений которых приводит Ипполит, не просто высказывают похожие идеи, но буквально цитируют друг друга. В научной литературе эти случаи буквального сходства между различными гностическими сектами из «особого материала» Ипполита принято называть «перекрестными ссылками» (cross-references). Общее количество буквальных совпадений между различными гностическими авторами, на которых ссылается Ипполит, настолько велико, что с трудом поддается учету. Однако все их многообразие можно условно свести к трем основным типам:

1. Для обоснования тождественных или подобных тезисов разные гностические авторы приводят одни и те же цитаты из греческих нехристианских писателей и библейских текстов. Например, «наассен», «перат» и «сифианин» выбирают для иллюстрации одних и тех же идей (трехчастной структуры универсума и воды как злого начала) одни и те же строки из Гомера (V. 20.40-53; V. 8.5-13; V. 16.11-17).

2. Для иллюстрации тех же самых или похожих идей разные авторы используют одни и те же примеры, образы, аллегории, сравнения. Так, для демонстрации того, как подобное стремится к подобному, «сифианин», «наассен», «перат» и «Василид» приводят одни и те же примеры (нефть притягивает огонь, магнит – железо, янтарь – шелуху, а лапка морского ястреба – золото). При этом следует отметить, что если магнитные и электрические свойства «Гераклейского камня» и янтаря засвидетельствованы в других памятниках античной литературы, то о способности лапки морского ястреба притягивать золото знают только «сифианин», «наассен» и «перат», загадочным образом встретившиеся на страницах труда Ипполита (V. 21.31-39; V. 9.105-111; V. 17.42-50; VIII.25.30-40).

3. Разные гностические авторы в своих сочинениях употребляют одни и те же речевые обороты, штампы, устойчивые выражения, формулировки, которые нигде более не встречаются, кроме как в узкой группе приведенных у Ипполита текстов. К примеру, характерной особенностью мысли, выразившейся в речи четырех различных авторов («Симона», «Василида», «Моноима Араба» и «сифианина»), является то, что они употребляют необычную формулировку для выражения идеи всеобщности: «все (ощущаемое), что можно заметить или не заметить, оставив видимое без внимания; все умопостигаемое, что можно помыслить, избежав чувствования, или оставить без внимания, не помыслив». В наиболее полной форме это выражение содержится у «Симона», а «Василид», «Моноим Араб» и «сифианин» употребляют его в сокращенном виде (VI.9.26-35; V. 19.1-10; VII.22.1-10; VIII.12.15-20).

Сам Ипполит объяснял обилие общих мест в своем тексте тем, что гностические ереси происходят из одного источника – эллинской и варварской философии и языческих мистерий. Гностики же по природе своей являются плагиаторами и, «сплоченные единым духом», истолковывают одни и те же легенды и мифы, но каждый по-своему и в несколько разных выражениях (V. 23.19-21; VI.7.1). Однако теория Ипполита, хотя и не лишена здравого смысла, тем не менее не давала ответа на вопрос, почему такое значительное количество взаимопересечений встречается в небольшой группе ересей, которые известны только Ипполиту, в то время как многочисленные памятник гностической литературы, известные из других источников, выказывают гораздо меньшую степень близости между собой. Так, в значительно большем по количеству собрании гностических текстов – в библиотеке из Наг-Хаммади известны три редакции одного и того же текста («Апокриф Иоанна»), две версии коптского перевода одного и того же текста («Евангелие Египтян»), а также две разные редакции греческого оригинала и коптского перевода «Послания Евгноста», при этом текст под названием «Премудрость Иисуса Христа» является переработкой «Послания Евгноста». Некоторые тексты из Наг-Хаммади выказывают близость на уровне общих идей, исходных положений, оперируют сходными терминами, понятиями, прилагают похожие или одни и те же имена собственные к персонажам, играющим одинаковую роль в их системах. Однако в них мы не находим ничего подобного многочисленным случаям буквального взаимоцитирования, которые повсеместно встречаются внутри узкой группы из восьми описанных Ипполитом гностических сект. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что описанные Ипполитом в кн. V-VIII ереси либо вообще неизвестны другим ересеологам, либо существенно отличаются от описанных Иринеем учений с тем же названием (например, то, что Ипполит сообщает об учении Василида, совершенно не согласуется с описанием его доктрины у Иринея).

В 1885 г. Дж. Салмон, выявив и проанализировав наиболее явные случаи «перекрестных ссылок», которые встречаются в третьей группе источников Ипполита, составляющих его «особый материал», пришел к выводу, что гностические тексты этой группы были сфабрикованы одним и тем же лицом, предположительно «наассеном», который и продал их одержимому полемическим пылом епископу».

© Егоренков Иван Апология гностического христианства как источник особого материала «Обличения всех ересей» Ипполита Римского//АКТУАЛЬНІ ПРОБЛЕМИ ВІТЧИЗНЯНОЇ ТА ВСЕСВІТНЬОЇ ІСТОРІЇ. – Харьков, 2009. – Вып. 12.


Скачать pdf

Комментариев нет:

Отправить комментарий