суббота, 6 октября 2012 г.

Иконы Софии Премудрости

Один из самых странных образов в православной иконописи. Образ Софии появляется в XVI веке в Новгороде и быстро распространяется по Руси. Однозначной трактовки богословской трактовки этого образа нет. Его происхождение тоже не совсем понятно. 


Прот. Георгий Флоровский видел в Новгородской Софии один из ручейков струи «латинского мудрствования», которая проникла через северо-западные земли на Русь и дала множество символических изображений.

«Новгородская икона св. Софии принадлежит к числу тех новых символических композиций, которые становятся обычными в русской иконописи с середины XVI в. В известном смысле это преобладание символизма означало распад иконного письма. Икона становится слишком литературной, начинает изображать не только лики, сколько идеи. Икона становится слишком часто своеобразной иллюстрацией к литературным текстам, иногда библейским, иногда житийным и апокрифическим. В этом новом литературном символизме очень сильны западные мотивы; прямое влияние западных (немецких и фламандских) гравюр не подлежит спору», - пишет Г. Флоровский.

Однако отсылки на католический мистицизм, которые делает Флоровский, звучат совершенно неубедительное, так как ничего подобного этому изображению у «латинов», равно как и у протестантов, мы не находим.

В противоположность ему Н. Кондаков полагал, что прототипом русских образов Софии является изображение Ангела Великого совета в царско-архиерейском облачении, над которым погрудное изображение Христа в медальоне. Такую миниатюру он обнаружил в синайской рукописи Иоанна Климака.

Первое упоминание этой иконы относится  к 1510 году, когда великий князь Василий III, будучи в Новгороде "велел свещу негасимую пред Софиею Премудростию Божией день и нощщь, по старине, как была прежде". Несколько позже митрополит Макарий “самую чюдную икону святую Софею выше воздвиг” и велел написать ее вместе с другими образами над западными дверьми храма, где прежде была другая фреска.

В своем классическом виде первая русская икона Софии Премудрости Божией выглядит так: «На новгородской иконе изображена на первом плане человекообразная фигура юношеского возраста, подобная ангелу, с длинными разделенными надвое волосами и с большими крыльями, одетая в царский хитон или саккос, с омофором и бармами поверх саккоса; на голове венец с городами; в правой руке длинный жезл, в левой - свиток. Она восседает на византийской подушке золотого престола. По сторонам фигуры предстоят в наклонном положении, справа - св. Дева с Предвечным младенцем на круглом диске, держимом у груди обеими руками, а слева - Иоанн Предтеча во власянице и хламиде. Над головой центральной фигуры в малом круге поясной образ Спасителя, а выше образа, во всю ширину иконы, радуга, украшенная рядом звезд (обычно ее поддерживают ангелы); посреди же ее - престол с книгой».

Женская фигура обычно отождествляется с «Ангелом великого совета» (Исайя, IX, 6). Одновременно Премудрость рассматривается как атрибут второго лица св. Троицы. Изображение над ней Христа в медальоне объясняется символизацией двух его природ.
В XVII веке появляется Киевский образ Св. Софии, отличающийся от Новгородского и более «безупречный» с догматической точки зрения. По сути это икона Богородицы на фоне «дома», воздвигнутого Софией. На Руси отождествление Софии и Богородицы относится к более раннему периоду, мы находим его также в традиции празднования Успения Богоматери как престольного праздника Новгородского храма св. Софии и Рождества Богородицы как престольного храма Киевской Софии.

В 1722 году Синод официально запретил писать “образ премудрости Божией в лике некия девицы”.  Сторонники этого запрета ссылались на западные влияния, однако весьма сомнительно, что эти влияния были католическими. Юлия Данзас предпочитает тут видеть отзвуки мистики Беме и европейской Каббалы.

Хотя говорить о гностическо-богомильских истоках образа Софии весьма рискованно, однако даже при поверхностном знакомстве с текстами Наг-Хаммади трудно отделаться от мысли, что Новгородская София как минимум представляет собой, явившийся спустя века забвения гностический архетип Софии-Премудрости. На некоторых иконах находящиеся один по другим медальоны с изображениями Бога Отца, Бога-Сына, Софии и Богородицы сильно напоминают последовательности порождений гностических эонов. Хотя прямых аналогий с теми или иными текстами здесь нет, но некая общность идей явно прослеживается. 

И оправдана премудрость (София) всеми чадами ее (Лк. 7:35).

Потому и премудрость (София) Божия сказала: пошлю к ним пророков и Апостолов, и из них одних убьют, а других изгонят (Лк. 11:49).

Мудрость (Софию) же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей. (1. Кор. 2:6-7).

Мне, наименьшему из всех святых, дана благодать сия - благовествовать язычникам неисследимое богатство Христово  и открыть всем, в чем состоит домостроительство тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге, создавшем все Иисусом Христом, дабы ныне соделалась известною через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия. (Еф. 3:8-10).

От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога (1 Кор. 1:30).

Сказал Святой: «Я хочу, чтобы вы знали, что первый Человек, которого называют "Породитель, Разум самосовершенный" [этот (Человек) по]размыслил с [Великой С]офией', Своей по[дру]гой. Он явил Своего Сына первородного, двуполого, Этого, мужское имя Которого "Прародитель, Сын Бога", Который есть Христос, Его (же) женское имя — "Прародительница София, Мать Всего", та, которую  некоторые называют "Любовь". Прародитель же, Который называется "Христос", имея могущество от Своего Отца, сотворил Себе множество Ангелов бесчисленное для [служения] из [духа и све]та».(Премудрость Иисуса Христа).

«И Вера София отделила его от тьмы и призвала его направо от себя, Родоначальника же она поставила слева от себя. С того дня названо правое Справедливостью, а левое названо Несправедливостью. Поэтому принята <в мiрах всех> церковь Справедливости, и Несправедливость стоит над всеми творениями». (Трактат о происхождении мира).

София Премудрость. Благовещенский собор, Московского Кремля, 1-я четв. 15 века

 София Премудрость. Тверь, 15 век.
София Премудрость. Русь, около 1600 года.


София Премудрость. Русь, около 1600 года.


 София Премудрость. Русь, вторая половина 17 века.
София Премудрость. Карелия, середина 17 века.
Подобные изображения Софии Премудрости были популярны в русской иконописи XVI-XVII веков. Необычная деталь - красные ткани одеяний ангелов, которые образуют как бы пяты небесной арки; небосвод - в виде свитка, у которого видна "оборотная" сторона. На нижнем поле иконы надпись, что она была вложена в церковь на Яндомозере крестьянами того же села на Онежском полуострове, к северу от Кижского погоста. Существующая деревянная яндомозерская Варваринская церковь была построена в 1650 г.


София Премудрость из церкви Николы Мокрого в Ярославле. Россия. 1670-е годы

Икона из церкви Николы Мокрого относится к так называемому новгородскому типу изображения Софии, сложившемуся в искусстве XV века. В основу композиции положены тексты ветхозаветных книг Притчей Соломоновых, Премудрости Соломоновой, книги пророка Исайи, а также Первого послания апостола Павла к коринфянам и богослужения Великого четверга. София Премудрость Божия представлена в виде огненноликого ангела, образ которого восходит к пророчеству Исайи об Ангеле Великого Совета (Ис. IX, 6) и к текстам Апокалипсиса. Ангел в царских одеждах и венце, с жезлом, восседает на престоле, опирающемся на семь столпов. Эта деталь соответствует тексту Притчей Соломоновых: «Премудрость созда себе дом и утверди столпов седмь» (Притч. IX, 1). По сторонам Софии на прямоугольных подножиях стоят Иоанн Предтеча, в руках которого свиток с надписью: «Се Агнец Божий, вземляй грехи мира, покайтеся...» (Ин. I, 29; Мф. III, 2), и Богоматерь со свитком, на котором читается текст: «Яко призре на смирение рабы своея...» (Лк. I, 48). Богоматерь и Предтеча изображены с крыльями и венцами (с конца XVI века эти атрибуты довольно часто встречаются в изображениях Софии). В толковании, возникшем на Руси примерно в одно время с иконографией Софии Премудрости, о Богоматери с Предтечей говорится, что оба они премудры, потому что девственны, и «сотворяют деятельная словеса», обладающие разумной силой. Еще одна особенность изображения Богоматери на ярославской иконе - отсутствие традиционной фигуры Младенца в ее лоне.
Над огненным ангелом-Софией помещено окруженное славой изображение Христа - воплощенной Премудрости. Двенадцать лучей славы, вероятно, символизируют двенадцать апостолов. В верхней части композиции представлены Этимасия - Уготованный Престол, на который возложено Евангелие, и небесный полукруг с ангелами. Изображение Этимасии напоминает о грядущем Втором пришествии Христовом и Страшном Суде. Таким образом, трехчастная структура иконы соответствует этапам Божественного домостроительства - предвечному рождению Сына от Отца, воплощению Сына от Девы и Его вечному царству на небесах.


София Премудрость, 17 век (фрагмент)
София Премудрость, 17 век
 София Премудрость Киевская, середина 18 века.

Икона Софии, Премудрости Божией (Киевская), занимает особое место в Русской Православной Церкви. На иконе изображена Божия Матерь и воплотившаяся из Нее Ипостасная Премудрость - Сын Божий. Под Премудростью, или Софией, разумеется Сын Божий, о Котором в Книге Притчей Соломоновых сказано: "Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов седмь" (9, 1), В этих словах содержится указание на Христа, Сына Божия, Который в посланиях апостольских именуется "Божиею Премудростью" (1 Кор. 1, 30), а в слове "Дом" содержится указание на Пресвятую Деву Марию, от Которой воплотился Сын Божий. Изображение иконы свидетельствует об исполнении пророчества. На иконе Софии Киевской изображен храм и стоящая в нем Богоматерь в хитоне, с покрывалом на голове, под сенью, поддерживаемой семью столпами. Руки и ладони Ее распростерты, а стопы утверждены на серповидной луне. Божия Матерь держит Предвечного Младенца, благословляющего правой рукой, в левой руке Младенца держава. На карнизе сени начертаны слова из Книги Притчей: "Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов седмь". Над сенью изображен Бог Отец и Бог Дух Святый. Из уст Бога Отца исходят слова: "Аз утвердих стопы Ея". По обе стороны изображены семь Архангелов с распростертыми крыльями, держащих знаки Своего служения в руках: с правой стороны - Михаил с пламенным мечом Уриил - с молнией, опущенной вниз, Рафаил - с алавастром мира; с левой стороны - Гавриил с цветком лилии, Селафиил - с четками, Иегудиил - с царской короной и Варахиил - с цветами на белом плате. Под облаком с серповидной луной, служащей подножием Богоматери, изображен амвон с семью ступенями (изображающий Церковь Божию на земле), со стоящими на них ветхозаветными тайнозрителями воплощения Премудрости - праотцами и пророками. На каждой из семи ступеней амвона надписи: вера, надежда, любовь, чистота, смирение, благость, слава. Семь ступеней амвона утверждаются на семи столпах, на которых начертаны взятые из Апокалипсиса изображения и их объяснения.


 София Премудрость с архангелами Михаилом и Гавриилом. Тайная вечеря. XIX век.


Святая София, середина 19 века.
Святая София. Преломление хлеба.
 Святая София. Современная фреска.


Комментариев нет:

Отправить комментарий