пятница, 20 июля 2012 г.

Деяния апостола Андрея

«Деяния апостола Андрея» - текст, на который ссылаются многие христианские писатели. Его авторство приписывали, то ученику Иоанна Боголосва Левкую Харину, то двум каким-то греческим философам Леониду и Нексохариду, то ученикам самого апостола Андрея. Несмотря на столь высокий статус возможных авторов «Деяния» причисляли к запретной литературе, так как они якобы были искажены «еретиками».


Около 390 года  Филастрий Брешианский писал: «Скрытые писания, то есть апокрифы, хотя и могут читаться по причине их характера людьми совершенными, НЕ  должны читаться всеми, так как они неразумно добавили и привнесли много того, что хотели еретики: как манихеи апокрифы о блаженном апостоле Андрее, т.е. деяния, которые он сотворил, идя из Понта в Грецию, и которые описали тогда ученики, следовавшие за блаженным апостолом».

В декрете папы Геласия от 496 года об отреченных книгах упоминаются «святотатственные» сочинения, подлежащие запрету в том числе и Деяния апостола Андрея.

Однако «Деяния» были очень популярны во всем христианском мире. В результате на рубеже IV-V веков появляется их редакция в ортодоксальном православном духе. О тактики подобного рода редактирования текстов писал епископ Турибий Астурийский

«Нет сомнения, что те чудеса и деяния, которые приписываются в апокрифах святым апостолам, или в действительности были, или могли быть, но рассуждения и мнения злонамеренного содержания, которые им приписываются, составляют явные вставки, сделанные еретиками»

Таким образом, редакции «Деяний апостолов», в том числе «Деяний апостола Андрея» осуществлялись за счет удаления из их текстов проповедей, которые были названы «еретическими» и увеличения объема чудес и разного рода анекдотов.

Русский исследователь Петровский, опубликовавший в конце XIX века большую работу под названием «Сказания об апостольской проповеди по северо-восточному Черноморскому побережью», проанализировав все доступные на тот момент публикации рукописей «Деяния» пришел к однозначному выводу.

1) Оригинальные Деяния были составлены в середине II века, однако опирались на традицию, которая восходит к концу I века, то есть к апостольским временам.
2) Апокрифические Деяния содержат, если не историческую истину, то, по крайней мере, отголосок ее.
3).Официально одобренные церковью предания об апостоле Андрее созданы значительно позже апокрифических Деяний путем их переделки. Результатом этой переделки является потеря исторической точности.
4). Греческие православные Жития апостола Андрея составлены в поздний период – в 9 веке – на основе переделанных апокрифов. Исторического значения в связи с поздним возникновением и многочисленными переделками эти тексты не имеют

Все реконструкции текста Деяний апостола Андрея носят гипотетический характер, так все дошедшие тексты представляют собой ортодоксальные переработки, созданные по принципам, указанным выше. Наиболее приближенным к оригиналу считаются отрывок из греческого ватиканского кодекса 808, однако он слишком короток и возможно также подвергался правке. Приведенный здесь вариант представляет собой реконструкцию опубликованную А. Виноградовым в 2004 году. К тексту добавлены примечания – преимущественно указания на параллельные места в канонических и апокрифических текстах, которые демонстрируют связь богословия Деяний с посланиями апостола Павла, Евангелием от Иоанна и Евангелием от Фомы.

Дения апостола Андрея


1. Стратокл, брат Эгеата, испросив у цезаря разрешение не служить в войске, а заниматься философией, в тот же час прибыл из Италии в Патры. Весь преторий охватило волнение из-за Стратокла, который после долгого отсутствия приехал к Эгеату. И Максимилла с радостью вышла из своего покоя ему навстречу и, приветствуя Стратокла, вошла вместе с ним внутрь. Когда рассвело, она осталась у себя, а Стратокл приступил к исполнению своих дружеских обязанностей, всех учтиво обходя и приветствуя всех, как это должно и принято.

2. И пока он этим занимался, один из принадлежащих Стратоклу рабов, которого он очень любил, был поражен бесом и, обезумев, сел на кучу нечистот. Увидев это, Стратокл сказал: «О, если б я никогда сюда не приезжал, а погиб бы в море, то не случилось этого со мной. Ведь не смогу я, друзья, — <сказал он,> глядя на своих товарищей, — жить без него». И говоря это, стал он бить себя по лицу, прийдя в смятение и в неприличный вид. А Максимилла, услышав об этом, выходит из своего покоя, смутившись и сама, и говорит Стратоклу: «Не волнуйся-, брат, за своего раба: он скоро будет спасен. Ведь поселился в этом городе один благочестивейший муж, который не только может бесов изгнать, но даже если случится какая-то отвратительная и ужасная болезнь, то и ее он исцелит. Так мы верим в него; однако говорим это и потому, что узнали его на деле». И Ифидама стала говорить Стратоклу то же самое, удерживая его, чтобы он не решился на что-то ужасное от сильного торя.

3. И пока обе утешали его, приходит в преторий Андрей, пообещавший Максимилле зайти к ней. И вступив в ворота, он сказал: «Какая-то сила бьется внутри — поспешим, братья». И не спросив никого, тотчас бегом входит туда, где корчился, весь в пене, раб Стратокла. Все сбежавшиеся на крики Стратокла, увидев, что Андрей с улыбкой раздвигает стоящих вокруг и прокладывает себе дорогу, чтобы подойти к лежащему на земле рабу, недоумевали, кто он такой. И те, кто уже прежде был знаком с ним и знал его, уступали ему место со страхом, как некоему богу. А рабы Стратокла, увидев, что это простой и скромно одетый человек, пытались даже ударить его. Но остальные, увидев, как они издеваются над ним, запретили им, не знавшим, на что дерзнули. И те, успокоившись, остались посмотреть, чем кончится дело.

4. Тотчас кто-то сообщил Максимилле и Ифидаме о приходе блаженного. А они, исполнившись радости и вскочив со своих мест, подошли к Стратоклу: «Пойди же, посмотри, как исцелится твой раб». Тогда, встав, он пошел с ними. Увидев, что его раба окружила огромная толпа, Стратокл спокойно сказал: «Зрелищем стал ты, придя в Ахайю, Алкман!» (так ведь звали раба). Андрей же посмотрел на Максимиллу и, глядя на нее, сказал: «Самое великое дело, чадо мое, — это взирать на то, как от большого смятения и заблуждения обращаются к вере в Бога, то есть видеть, как излечиваются эти страдания, в чем многие уже отчаялись. Ибо вот то, о чем я говорю, происходит, как я вижу, теперь и здесь: стоят колдуны, которые не в силах ничего сделать и уже отчаялись в этом рабе, и другие, которые, как мы все ясно видим, являются шарлатанами. Почему они не смогли изгнать этого ужасного беса из несчастного раба? Потому что они его родственники. Ведь это полезно сказать присутствуют щему народу».

5. И без всякого промедления он встал и сказал: «Колдунов не слушающий Боже, шарлатанам не открывающийся Боже, от чуждых удаляющийся Боже, своих всегда слышащий Боже, Свое всегда Своим подающий Боже, и ныне исполни скорее перед всеми этими людьми мое прошение о рабе Стратокла, изгнав беса, которого его сородичи не смогли изгнать».
И тотчас бес человеческим голосом стал говорить: «Убегаю я, раб Божий человече, убегаю не только из этого раба, но из всего этого города». Андрей сказал ему: «Не только из этого города приказываю я тебе убежать, но если есть где след моих братьев, то и на эти земли запрещаю я тебе вступать».
И когда бес отступил, Андрей протянул руку, и Алкман встал с земли, стал ходить с ним рядом, придя в сознание, твердо стоя на ногах, членораздельно беседуя и с огромным наслаждением глядя на Андрея, и спросил своего владыку, из-за чего внутри такая толпа. А тот ответил: «Не нужно тебе знать того, что тебя не касается: хватит нам того, что мы видели относительно тебя».

6. И когда они занимались этим, Максимилла берет за руку Андрея и Стратокла и входит в свой покой. Вошли вместе с ними и те братья, кто там был. И сев, устремили они взор на Андрея, дабы он сказал что-нибудь. И Максимилла старалась ради Стратокла разговорить апостола, чтобы он уверовал в Господа. Ведь его брат Эгеат был страшный богохульник и весьма убог в отношении всего вышнего. И вот Андрей стал говорить Стратоклу:

7. «То, что ты, о Стратокл, приведен случившимся в движение, я отлично понимаю. Но знаю я также и то, что должен вывести на свет и покоящегося теперь в тебе человека. Ведь то обстоятельство, что ты в полном недоумении думаешь о случившемся, почему или как это случилось, — важнейший признак того, что твоя душа пришла в смятение. И меня радует твое недоумение, сомнение и изумление. Разрешись же чадом, которое носишь, а не предавайся одним лишь родовым мукам. Я не новичок в повивальном искусстве, равно как и в пророческом. Что ты рождаешь — это то, что я люблю; о чем ты молчишь — это то, о чем я говорю; даже то, что внутри, я воспитаю. Знаю я, кто молчит, знаю, кто желает. Уже говорит со мной твой новый человек (1); уже видно мне то, что он постоянно претерпевал много лет: стыдится он своей прежней веры, горюет о своей прежней жизни, пустыми считает все свои прежние убеждения, недоумевает, какова настоящая вера, молча порицает своих прежних пустых богов (2) , страдает, став скитальцем ради обучения. Что теперь его прежняя философия? Теперь он понял, что она напрасна, видит, что она пуста и низменна; теперь знает, что она не обещает ничего полезного. Так что? Не это ли говорит, Стратокл, тот человек, который в тебе?».

(1)
О «новом человеке» пишет апостол Павел: «не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его»  (Кол. 3:9-10). В другом месте апостол употребляет словосочетание «внутренний человек», что находит параллель в АА16, где говорится о «внутреннем муже» Максимиллы: «Потому мы не унываем, но если и разрушается внешний наш человек, то наш внутренний обновляется со дня на день». 2Кор.4:16

В «Послании Петра Филиппу» «внутренний человек» противопоставляется архонтам, которые борются против него. 

(2)
Ср.: Но тогда, не зная Бога, вы были в рабстве у тех, которые по природе не боги. (Гал. 4:8).

8. А Стратокл после долгого стона ответил так: «Прозорливейший человек и поистине вестник Живого Бога (3), не отступлю я от тебя, пока не познаю самого себя, презрев все это и то, в чем, как ты обличил, я напрасно проводил время».

И оставался с апостолом Стратокл ночью и днем, не удаляясь от него — то спрашивая, слушая и успокаиваясь, то молча и наслаждаясь, и, действительно, стал другом спасительного слушания. Отказавшись от веселья со своими людьми, он хотел быть один на один с апостолом. Ведь он никогда не вопрошал апостола при ком-то, но или когда остальные братья занимались чем-то другим, наедине расспрашивал его, <или> когда все отправлялись ко сну, он, бодрствуя и не позволяя Андрею лечь, радостно успокаивался.

(3)
«Живой Бог» - словосочетание, широко использующееся в текстах Нового Завета:

«И ответил Симон Петр: Ты Христос, Сын Бога Живого. Матф.16:16»

«вы показываете собой, что вы - письмо Христово, чрез наше служение написанное не чернилами, но Духом Бога Живого, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях, в сердцах». 2Кор.3:3

В прологе Евангелия от Фомы «живой» в этом же смысле относится к Иисусу: «Это тайные слова, которые сказал Иисус живой и которые записал Дидим Иуда Фома».

9. Не стал Андрей скрывать от братьев вопросы Стратокла, сказав ему: «Двойную пользу ты получишь, о Стратокл, и наедине меня вопрошая, и при братьях то же самое слушая. Так ведь лучше утвердится в тебе то, чего ты желаешь и ищешь. Несправедливо это — не поверять и подобным тебе свои муки. Ибо это как с рожающей женщиной, когда настигают ее муки и некая сила принуждает плод не оставаться внутри, но вытесняться наружу. Ведь и для присутствующих женщин, причастных тем же таинствам, это является чем-то очевидным и совсем не тайным: сам новорожденный крикнет лишь после того, как прежде прокричит мать. Затем, после рождения, они оказывают младенцу прочую необходимую помощь; которую, как посвященные, хорошо знают, дабы у тех, кто рождается в жизнь, было нечто, что было и с ними. Так и нам, дитя мое Стратокл, нужно выставить на середину зачатое в тебе и не воздерживаться от того, чтобы оно было отмечено множеством родственников и доведено до подаяния спасительных слов, причастным которым я тебя обнаружил».

10. Итак, поскольку Стратокл блаженно проводил время, укреплялся все далее всеми родственными ему словами и стяжал твердую душу и прочную и непоколебимую веру в Господа, то Максимилла радовалась вместе с Ифидамой; а исцеленный Алк-ман более не отступал от веры. Ночью и днем ликуя и утверждаясь во Христе, благодарные Стратокл, Максимилла, Ифидама и Алкман вместе со многими другими братьями сподобились печати Господней (4). И сказал им Андрей:

11. «Если вы сохраните этот знак, дети мои, свободным от других печатей, которые
отпечатывают другие изображения, то Бог вас похвалит и примет к Себе. Ведь когда ясно проявляется этот образ в ваших душах (особенно в освободившихся от тел), тогда мучительские силы, злые власти, ужасные правители, огненные ангелы, мерзостные бесы и скверные энергии, не вынося того, что вы их оставили (потому что они чужды знаку, родственному печати света), отбегают и погружаются, убегая, в родственный им мрак, огонь, сумрак или в какой только можно придумать вид пытки (5). Если же вы замараете сияние данного вам дара, то втянут в свой хоровод (6) и поглумятся над вами эти ужасные силы, каждая приплясывая по-своему. Ведь каждая будет требовать своего, словно некий обманщик и насильник, и тогда нисколько не поможет вам призыв к Богу вашей печати, которую вы осквернили, отступив от Него.

(4)
Апостол дает своим ученикам некую «печать», характер которой не совсем понятен из текста, но которая, как становится понятным, помогает преодолеть на пути к Богу разные силы, власти, ангелов и так далее.  В гностических текстах неоднократно упоминаются печати или знаки, которые помогают человеку избавиться от власти архонтов:

Но отныне, через нетленного человека Поймаэля и достойных призвания становления пяти печатей крещением источника, сии познают своих восприемников, как наставлены о них, и будут познаны ими; сии не вкусят смерти (Евангелие Египтян)

И он получил Пять печатей из Света Матери, Протенойи, и это было дано ему, чтобы (он мог) принимать участие в тайне знания, и он стал Светом в Свете….Они - славы, что превыше каждой славы, т.е. Пять Печатей, завершенные посредством Ума. Тот, кто обладает Пятью Печатями этих имен сбросит все одежды незнания и облечется в светлый Свет. (Троевидная Протенойя).

И знающий бессмертного Духа Света в молчании от помышления и благоволения в истине, пусть принесет Мне знаки Незримого, и он станет светом в Свете Молчания. Знающий Сына Человека в знании и любви пусть принесет Мне знак  Сына Человека, и он будет обитать вместе с теми, кто в восьмом (небе). (Премудрость Иисуса Христа).

Эти же (слова), когда сказала их Мариам, плача, ответил Иисус в великом милосердии, сказал Он им: «Истинно, мои братья и мои возлюбленные, эти, которые оставили отца и мать ради Моего имени, Я дам вам все Таинства и все знания, Я дам вам Таинство двенадцати Эонов Архонтов, и их печати, и их числа, и способ призывать их, чтобы идти к их местам, и также Я дам вам Таинство тринадцатого Эона и способ призывать, чтобы идти к их местам, и Я дам вам их числа, и их печати, и Я дам вам Таинство крещения принадлежащих Середине, и способ призывать, чтобы идти к их местам, и их числа, и их печати — Я сообщу вам их. И Я дам вам крещение принадлежащих Правой Стороне, нашему месту, и их числа, и их печати, и способ призывать, чтобы идти туда. И Я дам вам великое Таинство Сокровищницы Света и способ призывать, чтобы идти туда. Я дам вам все Таинства и все знания, чтобы вы назывались «Сыны плеромы, исполненные всех знаний и всех Таинств». Вы же блаженны превыше всех людей, которые на земле, ибо Сыны Света пришли в ваше время». (Пистис София 138)

(5)
Ср:  112. Продолжил вновь Иисус слово. Сказал Он: «Если же это душа, которая не слушает подражающего духа во всех своих делах, и эта (душа) стала благой и получила Таинства света, эти, которые во втором Покое, или же эти, которые в третьем Покое, эти, которые внутри, когда исполняется время (выйти) той душе из тела, то подражающий дух следует за той душой, он и Мойра, он следует за ней по дороге, по которой она
привязали его к душе. И когда она их произнесет, разрешаются узы подражающего духа, и он перестает входить в ту душу и освобождает душу согласно заповедям, которые ему повелели Архонты великой Имармены, говоря ему: "Не освобождай этой души, если она не произнесет Таинство разрешения всех печатей, этих, которыми мы привязали тебя к душе". Если же это случится, если душа произнесет Таинство разрешения печатей и всех уз подражающего духа, и он перестает входить в душу и перестает быть привязанным к ней, то тотчас она произносит Таинство и освобождает Мойру для ее места у Архонтов, которые на дороге Середины. И она произносит Таинство и отпускает подражающего духа к Архонтам Имармены к месту, в котором они привязали его к ней. И тотчас она становится великим светлым потоком, светясь весьма-весьма. И Восприемники-Эринии, эти, которые вынесли ее из тела, пугаются света той души и падают на свое лицо. И тотчас та душа становится великим светлым потоком, и вся окрыляется светом, и проходит все места Архонтов и все разряды света, пока не приходит в место своего царства, до которого она получила Таинство вдет в высь. И пока она еще далеко от выси, она произносит Таинство разрешения печатей и всех уз подражающего духа, этих, которыми Архонты (Пистис София, 112).

См. также в «Апокалипсисе Павла:

«Затем мы взошли на седьмое небо, и я узрел старика [...] свет и чья одежда была белой. Его трон, который на седьмом небе, был ярче солнца в семь раз. Старик сказал, говоря мне, "Куда ты идешь, Павел? О благословенный и избранный от чрева его матери". Но я посмотрел на Духа, и он кивал головой, говоря, "Говори с ним!". И я отвечал старику, "Я иду в место из которого пришел". И старик отвечал мне, "Откуда ты?" А я ответил, "Я спускаюсь в мир мертвых, чтобы вести захваченного пленника, что был в Вавилонском плену". Старик отвечал мне, говоря, "Как ты сможешь уйти от меня? Взгляни и увидь правителей и власти". Дух сказал, "Дай ему знак, что у тебя, и он откроет тебе". И затем я дал ему знак. Он отвернул свое лицо к своему созданию и тем, кто его собственные власти.

Затем седьмое небо открылось и мы взошли на Огдоаду. И я увидел двенадцать апостолов. Они приветствовали меня и мы взошли на девятое небо. Я приветствовал всех тех, кто были на девятом небе, и мы взошли на десятое небо. И я приветствовал своих собратьев духов»

(6)
О «кружении» души, соблазнившейся подражательным духом, говорится в «Апокрифе Иоанна»:

Я же сказал: «Господи, а те, кто не познал, кому принадлежит, где будут их души?»
И Он сказал мне: «В них умножился подражательный дух,  когда они соблазнились. И он давит на душу, и увлекает её в дела лукавства, и бросает её в забытье. И после того, как она выйдет, её предают властям, появившимся благодаря архонту. И её связывают узами, её бросают в темницу, и они кружатся с ней, пока она не очнётся от забытья и не получит знания; и так, если она становится совершенной, она спасается» (Апокриф Иоанна)

12. Итак, храните, дети мои, вверенный вам залог. Вернем его Оставившему нам его незапятнанным, скажем Ему, оказавшись там: „Вот, неповрежденным принесли мы Тебе Твой дар — что даруешь Ты нам из Своих благ?". А Он тотчас ответит вам: „Дарую Я вам Себя, ведь все, что есть у Меня, даю Я Своим людям. Ибо если вы хотите незатухающего света (7) — это Я; если жизни, не подверженной становлению, — это Я; если отдыха от пустых трудов — Я ваш Отдых (8); если друга, дающего не земное, — Я ваш Друг; если отца для нуждающихся на земле — Я ваш Отец; если родного брата, который удалит вас от не родных вам братьев,— Я ваш брат (9). И если еще чего-то, более любезного для вас, вы желаете и ищете, то есть у вас Я со всем, что у Меня, и все Мое — с вами (10)". Так вам, возлюбленные, ответит наш Господь».
Когда Андрей сказал это, одни из братьев заплакали, а другие возликовали. В особенности Стратокл, став неофитом, стремился умом ввысь, так чтобы оставить все свое, а прилепиться полностью к слову.

(7)
«Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1Иоан.1:5)

(8)
А. Виноградов переводит греч. ἀνάπαυσις как «отдых». В традиции перевода гностических текстов обычно используется термин «Покой»:
«Иисус сказал: Пусть тот, кто ищет, не перестает искать до тех пор, пока не найдет, и, когда он найдет, он будет потрясен, и, если он будет потрясен, он будет удивлен, и он будет царствовать над Всем {и, царствуя, он обретет Покой}». (Фм. 2).
«Иисус сказал: Придите ко Мне, ибо иго Моё - благо и власть Моя кротка, и вы найдёте Покой себе» (Фм.94).
Об обретении Покоя неоднократно говорится в АА 40, 43,48, 54, 63.

(9)
 Ср.: Отец создает сына, а сын не может создать сына. Ибо тот, кто порожден, не может порождать. Но сын приобретает себе братьев, не сыновей. (Флп, 29).

(10)
Ср.: "Ибо у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым [посредством которого] все, и мы Им".1 Кор.8:6:

И он изрёк: "Я - ты, и ты - Я, и где ты, там и Я, и Я во всём, и где бы ты ни пожелал, собираешь ты Меня и, собирая Меня, собираешь и себя...» (Евангелие Евы).

13. Великое ликование воцарилось среди братьев, которые ночью и днем приходили в преторий к Максимилле. В воскресенье прибывает проконсул, пока братья собрались в его спальне и слушали Андрея. А после того как Максимилле сообщили о приезде мужа, она нимало не смутилась, ожидая, что случится, когда он застанет внутри множество людей. Андрей же, увидев, что она в сомнении, обратился к Господу: «Господи Иисусе, пусть не входит в эту спальню Эгеат, пока безбоязненно не выйдут отсюда Твои рабы, собравшиеся ради Тебя, так как и Максимилла всегда старается для нас, чтобы мы здесь собирались и отдыхали. Но раз Ты счел ее достойной Твоего Царства, то пусть она утвердится еще больше вместе со Стратоклом. Останови натиск разъяренного льва, напавшего на нас, и спаси нас всех».

А проконсул Эгеат, войдя внутрь, стал маяться животом, попросил стульчак и, просидев так долгое время, думал только о себе. И он не увидел, как все братья вышли прямо перед ним, ведь Андрей возложил на каждого руку и сказал: «Иисус скроет ваше видимое от Эгеата, чтобы ваше невидимое утвердилось в Нем». А после всех выходит и он сам, запечатав себя.

14. Когда же совершилась и такая Господня милость, Стратокл, выйдя, обнял брата, которого давно не видел, не от души радуясь, но с лица улыбаясь. И остальные его рабы и вольноотпущенники подобным же образом поприветствовали его.
А он поспешил войти в спальню, надеясь, что Максимилла еще спит, ведь он желал ее. Но она молилась. Когда же она увидела его, то, повернувшись, уставилась в землю. Он сказал ей: «Дай мне сперва свою правую руку — поцелую я ту, которую впредь не женой буду называть, но хозяйкой, ибо так я спокоен за твое целомудрие и за твою любовь ко мне». Ведь застав ее молящейся, несчастный думал, что о нем она молится. А это были всего лишь такие, слова Максимиллы: «И избавь меня впредь от нечистого соединения с Эгеатом и сохрани чистой и целомудренной меня, служащую Тебе, моему Богу». Когда же он приблизился и к ее устам, желая поцеловать их, она отстранила его со словами: «Не следует, Эгеат, чтобы после молитвы мужские уста прикасались к женским устам». И проконсул, пораженный ее суровостью, отступил от нее. Сняв дорожное платье, он решил отдохнуть и, прилегши, заснул, так как проделал долгий путь.

15. Максимилла сказала Ифидаме: «Ступай, сестра, к блаженному, дабы он пришел сюда, пока этот спит, и, возложив на меня руку, помолился». Та без промедления бегом отправилась к Андрею и передала просьбу вернейшей Максимиллы. Отправляется Андрей и входит в другую спальню, где была Максимилла. И Стратокл также вошёл вместе с апостолом, придя вместе с ним оттуда, где гостил блаженный. Ведь когда поприветствовал он брата, то спросил, у кого в гостях остановился апостол Господень. И в сопровождении некоего брата Антифана вошел он туда вместе с апостолом. Андрей же, возложив руку на Максимиллу, помолился так:

16. «Прошу Тебя, Боже мой, Господи Иисусе Христе, Который знает все, что будет, — Тебе вверяю я свою добрую рабу Максимиллу. Пусть усилятся в ней твое слово и сила, пусть одолеет ее дух и насильника Эгеата, и враждебного змея, и пусть пребудет впредь, Господи, чистой ее душа, очищенная Твоим именем. Особенно же убереги ее, Владыка, от этой мерзостной нечистоты, усмири дикого и никогда не вразумляющегося нашего врага, <исходящего> от ее видимого мужа, и соедини ее со внутренним мужем (11), которого Ты лучше всех знаешь и ради которого совершено все Твое таинство домостроительства, чтобы, обладая такой твердой верой в Тебя, она обрела свое родство, отдалившись от притворяющихся <друзьями>, но на самом деле — врагов».
Помолившись так и вверив Господу Максимиллу, он опять вышел вместе со Стратоклом.

(11)
Тема «внутреннего человека», затронутая в АА7 получает в АА16 свое продолжение. Здесь, в обращении к Спасителю, она называется «внутренним мужем» очищенной души Максимиллы, с которым она должна соединиться. Это указание на необходимость соединения души с «внутренним человеком» вызывается ассоциации с таинством брачного чертога, упоминания о котором содержатся в Евангелии от Фомы (75) и в Евангелии от Филиппа  (60, 67, 68, 76, 82,122, 126, 127).
Также возникает вопрос, а является ли направленность Деяний Андрея энкратитской, как на том настаивает публикатор русского перевода Андрей Виноградов. Ведь треугольник Эгеат (видимый муж) – Максимилла (душа) – Внутренний человек (внутренний муж) можно рассматривать и в аллегорическом смысле. Тогда мы придем к выводу, что Деяния поднимают одну из излюбленных гностических тем о падении души (Максимилла = душа) в «мерзостную нечистоту материи» с последующим ее спасением, искуплением и восстановлением. Показательно также, что в АА40. Андрей, который выступает в роли Спасителя, говорит Максимилле: «я сам обрету покой, принужденный таким образом потерять жизнь ради тебя, то есть ради себя самого».
Сходные отмеченным выше  «треугольники» встречаются таком основополагающем для раннего христианства тексте как «Апокриф Иоанна», где Ева зачинает от архонтов Каина и Авеля, а от света, который в Адаме – Сифа – прообраза «нового человека».

17. И вот Максимилла придумывает следующее. Призвала она весьма миловидную и чрезвычайно непорядочную по своей природе рабыню по имени Евклия и говорит ей то, чему та и сама была рада и чего желала: «Я буду тебе благодетельницей во всем, о чем ты попросишь, если только согласишься со мной и сохранишь то, что я тебе предложу». И сказав Евклии то, что хотела, и получив от нее заверения, она, желая жить впредь непорочной, получила хоть такое утешение на некоторое время. Ведь поскольку у женщины в обычае пользоваться уловками врага, то, как бы украсив ими Евклию, она велела ей ложиться с Эгеатом, как будто это она сама. Пользуясь ей, как собственной супругой, тот разрешал ей встать и идти в свою спальню, ведь так было у Максимиллы заведено. Итак, получив передышку и радуясь о Господе, что не отходит от Андрея, она долго скрывалась, поступая так.

18. А Евклия по прошествии восьми месяцев попросила свою госпожу дать ей свободу, и она в тот же день дала ей то, что та просила. Через несколько дней та снова попросила и немало денег, и она не отказала. И, короче говоря, постоянно получая от Максимиллы платья, ткани, повязки, она не насытилась, но сделала это дело известным своим товарищам-рабам, как бы хвастаясь и кичась этим. А те, разгневавшись на хвастовство Евклии, сперва заткнули ей рот бранью. Она же, смеясь над ними, стала показывать им данные ей от госпожи подарки. Узнав об  этом, рабы, товарищи Евклии, пришли в недоумение, что им делать. А Евклия, решив дать им еще большее подтверждение того, что говорила, поставила, когда напился ее господин, у него в изголовье двух из них, дабы они убедились, что она действительно спит с ним, как будто сама Максимилла. Ведь разбудив его, погруженного в глубокий сон, услышала она вместе со своими товарищами по рабству, видевшими все происходящее: «Госпожа моя Максимилла, что ты медлишь?». Она же промолчала. И они, молча постояв, вышли из спальни.

19. А Максимилла, думая, что Евклия остается неболтливой и верной благодаря данным ей дарам, ночами находилась у Андрея вместе со Стратоклом и со всеми остальными братьями. Андрей же, увидев сон, сказал братьям, так что это слышала и Максимилла: «Готовится сегодня в доме Эгеата некое событие, полное смятения и ярости». Максимилла попросила объяснить, что же это такое. Он сказал: «То, что ты скоро сама узнаешь, не спеши выведать у нас». Она же, как обычно, сменив платье, на глазах у всехвошла в ворота претория.

20. А домашние, узнав об этом деле и о том, как каждый день она вместе со Стратоклом уходит к Андрею и в какой час входит в свою спальню, подстерегали ее, словно какого-то чужака. И когда она в этот час входила в проконсульский преторий и держалась так, чтобы ее не увидели, они, словно силой открыв, увидели свою госпожу. Некоторые из них хотели сделать известным это дело и сообщить Эгеату, но другие, лицемерно выказывая любовь к госпоже, заткнули рот своим товарищам и, побив, словно сумасшедших, прогнали оттуда. Пока они так сражались друг с другом, Максимилла вошла в свою спальню, молясь Господу, чтобы Он отвратил от нее всякое зло.

21. И час спустя ворвались к ней те, кто сражались за нее со своими товарищами-рабами, говоря ей льстивые слова и надеясь получить что-нибудь, как рабы Эгеата. Блаженная не отказала им в том, что они просили, но, подозвав Ифидаму, сказала: «Дадим им то, чего они достойны». Так, велев дать тысячу денариев им, лицемерно притворившимся, что любят ее, она наказала никому не объявлять об этом деле.
А они, хоть и многократно пообещали молчать о том, что видели, но, направляемые своим отцом дьяволом(12), тотчас ворвались к своему хозяину, неся с собой и эти деньги. И рассказали ему всю историю, и как их собственная сестра по рабству сообщила им о вещи, придуманной Максимиллой, которая больше не хотела вступать в связь с Эгеатом, но устранилась от соединения с ним, словно от какого-то ужасного и мерзостного дела.

(12)
Ин. 8:44: «Ваш отец дьявол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего».

22. Проконсул, все точно разузнав, и как Евклия ложилась рядом с ним, будто сама его супруга, и как рассказала это своим товарищам-рабам, допросил ее и узнал всю правду. Под пытками она созналась во всем, что получила от своей хозяйки за своё молчание. Сильно на нее разгневавшись за то, что она похвасталась перед своими товарищами по рабству и сказала это, чтобы оклеветать свою госпожу, — ведь он хотел замолчать это дело, с большой любовью относясь к супруге, — он отрезал Евклии язык и отрубил конечности, приказав выбросить ее вон, так что, оставшись без пропитания, она через несколько дней стала пищей для псов. А остальных своих трех рабов, сообщивших ему то самое, что они рассказали, он распял.

23. Разъярившись и ничего вообще не поев в тот день из-за гнева, он все недоумевал относительно сильной перемены в Максимилле по сравнению с ее прежним расположением к нему. Долго проплакав и выбранив своих богов, входит он к супруге и, припав к ее ногам, сказал со слезами:
«Касаюсь твоих ног я, уже двенадцать лет назад ставший мужем своей супруги, которую всегда считал за некую богиню. Тебя и теперь я почитаю за целомудрие и прочий прекрасный нрав, что может, конечно, немного измениться, поскольку и ты человек. Итак, если есть что-то такое, чего я не ожидал бы, — рассказанное мне о каком-то другом мужчине, то я прощу и сам скрою все, как и ты сама часто извиняла мне мои безумства. Если же будет и что-то другое, тяжелее этого, что отделяет тебя от меня, то признайся в этом, и, может, исцелюсь я, поняв, что совершенно ни в чем не должен тебе возражать».
А она так ответила ему, долго молившему и просившему: «Люблю, Эгеат, люблю. Но того, что я люблю, нет в этом мире, чтобы тебе стало ясно, и меня ночью и днем жжет и воспламеняет любовь к нему. Этого ни сам ты не увидишь, ибо это сложно, ни меня от этого не отлучишь, ибо это невозможно. Так что позволь мне общаться с ним, с ним одним мне утешаться» (13).

(13)
Объект любви Максимиллы – это и есть «внутренний человек». Подробнее АА7, 16.

24. Проконсул же, выйдя от нее и словно обезумев, недоумевал, что ему делать. Ведь он не решался поступить с блаженной каким-либо неподобающим образом, так как она была намного знатнее его по происхождению.
И вот сказал он Стратоклу, который шел вместе с ним: «Мой брат и единственный, после смерти всего нашего рода, близкий родственник, я не знаю, впала ли моя супруга в безумие или в исступление». А когда он начал говорить что-то другое брату в отчаянии, один из бывших с ним рабов сказал ему на ухо: «Господин, если хочешь знать правду, то расспроси Стратокла, и он тебе все разъяснит. Ведь он знает все, что касается твоей супруги. А если хочешь узнать и всю правду, то я тебе открою». И отведя его, сказал наедине:

25. «Есть один поселившийся здесь чужеземец, который стал знаменит не только в этом городе, но и во всей Ахайе. Он совершает величайшие чудеса и исцеления, превосходящие человеческие силы, чему я и сам отчасти оказался свидетелем, увидев, как он воскрешает мертвых. Но чтобы тебе знать все, то он проповедует богопочитание и действительно его показывает, как оно ясно проявляется. И вот с этим чужеземцем познакомилась и моя госпожа при посредстве Ифидамы. И она настолько далеко ушла в своей любви к нему, что никого другого больше вообще не любит, включая и тебя. Она же не только сама так вот привязалась к этому мужу, но и твоего брата Стратокла сковала той же любовью, которой и сама скована, и они исповедуют Единого Бога (14), Которого они узнали благодаря ему, и что никакого другого бога на земле не существует. Но послушай и о самом безумном поступке твоего брата. Он, будучи такого высокого происхождения, известный в Ахайе, как знаменитейший брат проконсула Эгеата, сам себе носит лекиф в гимнасий. Владея множеством рабов, он оказывается сам себе слугой, покупая овощи, хлеб и все остальное необходимое, и несет это, шагая через город, что всем кажется совершенно бесстыдным».

(14)
Из изданного  Lipsius и Bonnet Мученичества апостола Андрея (Martyrium prius), сохранившегося в греческом ватиканском кодексе IX-X вв, становится понятным, что  Андрей проповедует не иудейского бога Яхве а «Неведомого Бога» (4), «Бога-Логоса, поставленного над всеми эонами» (12).

26. И когда юноша рассказывал это по пути своему хозяину, который долгое время глядел в землю, увидел он издали Андрея и, крикнув во всеуслышание, сказал: «Господин, вот тот человек, из-за которого твой дом пришел теперь в смятение». Весь народ устремился на его крик, чтобы увидеть причину. И ничего больше не говоря, оставляет проконсула этот похожий на него ужасный человек — как брат ему, а не как раб — и, бросившись бежать, хватает Андрея и силой ведет его к Эгеату, набросив ему на шею накидку, которую блаженный носил на плечах.
Увидев его, проконсул узнал его и сказал: «Ты тот, кто некогда исцелил мою жену и кому я хотел дать достаточно денег, а ты не захотел. Что же это у тебя за слава, объясни-ка мне, или что это у тебя за сила, чтобы, выглядя таким бедным и убогим и будучи уже стариком, обладать богатыми поклонниками, равно как и бедными, и даже вплоть до младенцев, как мне известно?».
А весь бывший там народ, с любовью расположенный к апостолу, узнав, что проконсул беседует с ним, сбежался отовсюду на то место, где он разговаривал с ним, недоумевая о причине этого.
И Эгеат без промедления приказал заключить его под стражу, сказав так: «Увидишь ты, осквернитель, как за твои благодеяния в отношении Максимиллы я воздам тебе благодарность».

27. И немного спустя входит он к Максимилле и застает, как она вместе с Ифидамой ест хлеб с маслинами— ведь настал час для этого, — и говорит ей: «Я, Максимилла, разыскав твоего учителя и заперши его, обещаю, что он не убежит от меня, но погибнет злой смертью». А блаженная ответила ему: «Невозможное дело — запереть моего учителя, ведь он не осязаем и не видим глазу (15). Так что, не овладев ничем из этого, Эгеат, оставь эту свою похвальбу». Тут он, улыбаясь, вышел, оставив ее за трапезой.
Максимилла сказала Ифидаме: «Сестра, мы теперь едим, а наш главный после Бога благодетель заперт. Сходи во имя Господне, Ифидама, к крепости; узнащ где находится тюрьма. Я верю, что с наступлением вечера мы сможем увидеть апостола Господнего и что никто не увидит, как я ухожу, кроме Иисуса и тебя, которая сопроводит меня».

(15)
То есть учителем Максимиллы является не апостол, а ее «внутренний человек», «внутренний муж», который «невидим глазу».

28. И верная Ифидама, переодевшись в обычное платье, пошла. Итак, выяснив, где находится тюрьма, и подойдя к этому месту, она видит, что перед воротами тюрьмы стоит большая толпа. Она спросила, почему собралась толпа, и кто-то ей ответил: «Из-за благочестивейшего Андрея, заключенного здесь Эге-атом». И когда простояла там час вернейшая Ифидама, то увидела, что ворота тюрьмы открылись, и, отважившись, сказала: «Иисусе, войди вместе со мной к Своему рабу, прошу Тебя». И никем не замеченная, она вошла и застала апостола беседующим с заключенными вместе с ним, которых он уже утверждал в вере в Господа увещанием.

29. Обернувшись, он увидел Ифидаму и, возликовав душой, обратился к Господу: «Слава Тебе, Иисусе Христе, Властитель истинных слов и обещаний, Давший совместно служащим Тебе рабам дерзновение, что Ты единственный, прибегая к Кому они одолеют неприятелей. Ибо вот Твоя Ифидама, которая, как я знаю, находится со своей госпожой под стражей, пришла сюда, ведомая любовью к нам. Ты сам осени ее Своим покровом и теперь, когда она уйдет, и вечером, когда она прибудет вместе со своей госпожой, чтобы никому из врагов не стали они заметны, потому что, и когда я оказался здесь, они спешат сюда, неким образом связанные со мной. Сам сохрани их и любвеобильных, Господи, и боголюбивых».
И помолившись об Ифидаме, отпустил ее Андрей со словами: «И ворота тюрьмы застанешь ты открытыми, и, когда вы придете сюда вечером, они откроются, и возрадуетесь вы о Господе и снова удалитесь, чтобы и благодаря этому утвердиться в Господе нашем».

30. Тотчас выйдя, Ифидама нашла все так, как ей сказал Андрей. И придя к Максимилле, она рассказала той о душевном мужестве блаженного и о его намерении, что, даже запертый, он не бездействует, но убеждает заключенных вместе с ним, и о том, какое чудо явила сила Господня, и все остальное, что он сказал внутри в отношении их обеих, поведала она ей.
А Максимилла, выслушав все, что рассказала ей Ифидама, словно от самого апостола, возликовала духом, сказав так: «Слава Тебе, Господи, за то, что я снова смогу безбоязненно увидеть Твоего апостола. Ведь даже если бы меня охранял целый легион, чтобы, запертая, я не увидела бы Твоего апостола, и он не преуспел бы, ведь будет поражен светлым ликом Господним и дерзновением к Богу Его раба». Сказав это, она стала ждать, когда зажгут светильники, чтобы выйти.

31. А проконсул сказал одному из своих людей: «Я знаю о решительности Максимиллы, ведь она пренебрегает мной. Поэтому пусть не только охраняются двери претория, но и пусть отправятся четверо в тюрьму и скажут тюремному стражнику: „Закрой уже дверь, которая тебе вверена. И смотри, как бы не открыл ты ее кому-нибудь из очень влиятельных людей, убежденный страхом или почтением, даже если я сам приду, потому что иначе не сносить тебе головы"». И четырем другим он также приказал расположиться у ее спальни и наблюдать, не выйдет ли она.
И вот четверо поспешили в тюрьму, а остальные, как им было приказано, выстроились перед спальней блаженной. А проклятый Эгеат отправился на ужин.

32. Максимилла же, долгое время молясь Господу вместе с Ифидамой и снова обратившись к Господу: «Время, наконец, Господи, идти к Твоему рабу», выходит из спальни вместе с Ифидамой, сказав так: «И с нами будь, Господи, и тех, кто здесь, не оставь». Оказавшись у ворот тюрьмы, она находит там некоего благообразного мальчика, который стоял у открытых дверей и сказал ей: «Входите обе к своему апостолу Господню, который уже ждет вас». И идя перед ними, он входит к Андрею и говорит ему: «Вот, Андрей, они у тебя, возликовавшего о Господе Твоем — пусть они утвердятся в Нем, беседуя с тобой».

33. «...в вас вся слабость? Не обличаетесь вы пока самими собой, все еще не вынося Его благости? Устыдимся, возрадуемся вместе в себе о щедром общении с Ним. Скажем себе: блажен наш род (16) —Кем он возлюблен? Блаженно наше существование — Кем оно помиловано? Не низменны мы, познанные такой высотой. Не принадлежим мы времени, пусть и разрушаемся от времени. Мы ни произведение движения, снова уничтожаемое самим собой, ни чада становления, обретая одинаковый конец. Итак, мы неким образом стремимся к величию, мы принадлежим скорее Милующему; мы принадлежим Лучшему и поэтому избегаем худшего; мы принадлежим Прекрасному, благодаря чему отвергаем мерзостное; Праведному, благодаря чему отметаем неправедное; Милостивому, благодаря чему оставляем немилостивого; Спасающему, благодаря чему познали губящего; свету, благодаря чему отбросили мрак; Единому, благодаря чему от многого отвратились; Наднебесному, благодаря чему изведали земное; Пребывающему, благодаря чему постигли не пребывающее (17), предпочтя достойно произнести благодарение, или дерзновение, или песнь, или славословие Помиловавшему нас или даже стать известными Ему».(18)

(16)
АА знают род «блаженных» и тех людей, чей отец дьявол (АА21). Традиции такого противопоставлению содержатся в Евангелии от Иоанна.

В «Апокрифе Иоанна» говорится о «непоколебимом роде совершенного Человека». В трактате «Три стелы Сифа» говорится об «Отце живого и непоколебимого рода». В трактате без названия О происхождении мира о четвертом роде «не имеющем царей, совершенном». 

Вместе с тем сохранившаяся часть АА не дает нам возможности говорить об изначальном детерменизме в судьбе представителей двух родов.

(17)
Трансцендентный мир противопоставляется материальному путем применения дуальных пар Лучшее/худшее, Прекрасное/мерзостное, Праведное/неправедное, Милостивое/немилостивое, Спасающий/губящий, Единый/многий, Небесное/земное, Пребывающий/непребывающее.

Тема Единства/разделеннности красной нитью проходит через Евангелие от Фомы: 61(б) когда человек станет единым со мной, он наполнится светом, но, когда он станет разделённым, он наполнится тьмой. Под эту дихатомию подводятся и другие дуальные пары жизнь/смерть, свет/тьма.

(18)
Ср: Евангелие от Фомы 3: Когда вы познаете себя, тогда вы будете познаны, и вы узнаете, что вы - дети Отца живого.

34. И изложив это братьям, он отослал каждого восвояси, сказав им: «Ни вы меня никогда не лишитесь, рабы Христа, благодаря Его любви, ни я, опять же, не лишусь вас благодаря Его посредничеству». И каждый удалился восвояси.
Такое ликование продолжалось у них довольно много дней, пока Эгеат не мог придумать решения по делу апостола. Так что они постоянно утверждались в уповании на Господа и, собираясь все безбоязненно в тюрьме вместе с Максимиллой, Ифидамой и остальными, постоянно были осенены покровом и милосттью Господа.

35. А Эгеат, судя однажды, вспомнил о деле Андрея и, словно обезумев, оставляет процесс, который вел, и вскакивает с трибунала. Бегом отправляется он в преторий, кипя <гневом> против Максимиллы, но одновременно и обольщая ее. Максимилла же опередила его по пути из тюрьмы, ворвавшись <первой> в дом. Войдя к ней, он сказал:

36. «Твои родители, Максимилла, сочтя меня достойным жить с тобой, доверили мне жениться на тебе, не на богатство взирая, не на происхождение, не на славу, но скорее на благородство моей души. И чтобы не приводить мне в твое обличение множество того, чего бы хотел: и те благодеяния, которые я испытал от твоих родителей, и те почести и заботу, которых ты удостоилась от меня, всю нашу жизнь признаваемая мною за госпожу, одно лишь только скажу тебе, дабы узнать это от тебя, так как специально для этого оставил судопроизводство. Если ты будешь такой же, как была прежде, живя вместе со мной тем образом, который мы оба знаем: спя со мной, сходясь, совместно производя детей, то и я во всем буду хорошо к тебе относиться и, более того, отпущу того чужеземца, которого держу в тюрьме. Если же не захочешь, то тебе я ничего плохого не сделаю, ведь и не могу, а вот через того, кого ты любишь больше меня, я еще сильнее опечалю тебя. Поразмыслив над тем и другим, чего же ты хочешь, Максимилла, утром ответишь, ведь я настроен только на это».

37. И сказав, это, он уходит. А Максимилла снова в обычный час отправляется вместе с Ифидамои к Андрею. Положив его руки себе на лицо и поднеся их к устам, она начала целовать их и рассказывать о всех обещаниях Эгеата. Андрей ответил ей: «Я знал, о дитя мое Максимилла, что ты и сама себя побудишь выступить против всякого призыва к сожительству, желая удалиться от мерзостной и нечистой жизни, — в этом уже давно я был про себя уверен. Поскольку же ты хочешь, чтобы и моя мысль засвидетельствовала это, то свидетельствую я, Максимилла: не делай этого, не уступай угрозам Эгеата, не склоняйся к его увещаниям, не бойся его постыдных советов, не поддавайся его искусной лести, не соглашайся предать себя его мерзостным и злым козням. Но терпи все его насилие, взирая, пусть и недолго, на нас, и ты увидишь, что он весь окоченел и иссох, в отличие и от тебя; и от твоих сородичей.
Ведь мне нужно было тебе прежде всего сказать — ибо не успокоюсь я, даже устроив через тебя зримое и существующее дело, — то, что пришло мне на ум: действительно, вижу я, как в тебе кается Ева и во мне обращается Адам. Ведь то, что она претерпела по неведению, теперь ты, к чьей душе я обращаюсь, исправляешь обращением. И то, что претерпел низведенный вместе с ней и лишившийся себя ум, я исправляю вместе с тобой, познающей свое возведение. Ибо то, в чем она нуждалась, ты исцелила, не претерпев подобного ей, и то, что в нем было несовершенно, я усовершенствовал, прибегнув к Богу. То, чего она ослушалась, ты послушалась, и того, на что он согласился, я избегаю — то, в чем они ошиблись, мы познали. Ведь исправление каждым своего собственного греха установлено как средство улучшения.

38. Итак, я, сказав то, что сказал, сказал бы и следующее. Ура, о спасаемая природа, не одолевшая себя и не скрывшая! Ура, душа, кричащая о том, что ты претерпела, и возвращающаяся к себе самой! Ура, человек, познающий то, что не твое, и стремящийся к тому, что твое! (19)Ура, слушающий то, что говорится! Я понимаю, что ты больше того, что мыслится или говорится; я познаю, что ты сильнее тех, кто кажется владыками над тобой, что ты достойнее тех, кто ввергает тебя в позор, кто отводит тебя в плен.
Так, познав все это в себе, человек: что ты нематериален, что ты свят, что ты свет, что ты сиятелен, что ты чист, что ты выше тела, что ты выше мира (20), что ты выше начальств, что ты выше властей, над которыми ты поистине стоишь, собрав и отобрав себя в своем состоянии, думай, чем ты превосходишь. И увидев свое лицо в своей сущности, разорвав все узы (я имею в виду не только узы становления, но и того, что выше становления, чьи величайшие названия мы тебе привели), возжелай увидеть того, кто явился тебе, [но еще] не стал, которого, может, ты один-единственный познаешь, если дерзнешь.

(19)
Мы вновь возвращаемся к тебе познания самого себя и познания своей собственной природы, которая была поднята в АА33.  
Ср. также: «И поскольку сказано, что ты Мой близнец и Мой друг истинный, исследуй себя, - кто ты, и как ты существуешь, и каким образом ты будешь существовать. Поскольку тебя назовут Моим братом, не должно тебе быть не познавшим себя самого. И Я знаю, что ты познал, ибо ты уже познал Меня, ибо Я – Знание Истины. И пока ты идёшь со Мной, даже если ты незнающий, ты уже знаешь. И назовут тебя познавшим себя самого, ибо не познавший себя не познал ничего, познавший же себя самого уже получил знание о глубине всего. И поэтому ты, брат Мой Фома, увидел сокрытое от людей, то есть обо что они претыкаются, не зная».(Книга Фомы Атлета).

(20)
Человек по своей истинной природе выше не только плоти (sarx, в переводе Виноградова – «тела»)  и мира (kosmos), но также выше начальств и властей.  Ср. «Разве не знаете, что мы будем судить ангелов». 1 Кор 6:3. Согласно апостолу Павлу начальства и власти – духи злобы, которые на небесах Еф.6:12. Показательно, что в АА33 о блаженном роде, говорится, что он принадлежит Наднебесному.

«те, кто выше мира; - неразорванные, вечные» (Флп, 10).

39. Это сказал я в отношении тебя, Максимилла, ведь и к тебе относится сила сказанного. Как Адам умер в Еве, согласившись с ее словами, так и я теперь живу в тебе, которая хранит заповедь Господню и направляется к достоинству своего существа. А угрозы Эгеата растопчи ты, Максимилла, зная, что есть у нас Бог, милующий нас, и пусть тебя не смущают его вопли, но оставайся непорочной. А меня пусть он, не только наказывает пытками заключения, но пусть и зверям бросит, и огнем сожжет, и со скалы столкнет. Ну и что? Поскольку это одно лишь тело, то пусть он им пользуется, как хочет, ибо оно ему сродно.

40. К тебе снова у меня есть слово, Максимилла. Говорю тебе: не отдавайся Эгеату, устой перед его ухищрениями, особенно потому что я видел, как Господь говорит: «Отец Эгеата, Андрей, дьявол, освободит тебя при его помощи из этой темницы» (21).

(21)
АА39-40 показывают нам, что тело и материя это «темница», В АА38 говорится о необходимости разорвать «узы», «увидев свое лицо в своей сущности».

Аналогичные образы используются в многих текстах из библиотеки Наг-Хаммади:

Велики же оковы тела (Перафраз Сим, 35).

Они взяли пламя и землю, (21) и воду, они смешали их друг с другом и с четырьмя ветрами палящими, и они соединили их в друг друга, и они сотворили великий мятеж, и они унесли его в тень смерти, чтобы слепить вновь из земли, и воды, и огня, и духа вещественного, то есть неведения тьмы и похоти и подражательного духа, то есть могила вновь вылепленного тела, то, чем облекли человека разбойники, узы забвения. (Апокриф Иоанна)

Я наполнил Своё лицо светом завершения их века, и Я вошёл в середину темницы, то есть темницы тела. И Я сказал: "Слышаший, пробудись от сна тяжёлого!" -и он заплакал и пролил слёзы. Слёзы тяжёлые стёр он с себя и сказал: "Кто - призывающий моё имя?
И откуда пришла ко мне эта надежда, когда я пребываю в узах темницы?" (Апокриф Иоанна)

И это пленённые по жребию Родоначальником. И так они были заключены в темницы изделий <до> скончания века. (О происхождении мира)

Ср: Corp. Herm. VII, 2–3:«И прежде всего тебе необходимо разорвать тот хитон, который ты носишь, оболочку тьмы, ткань неведения, опору порочности, оковы порчи, живую смерть, обладающий чувствами труп, окружающий тебя склеп, разбойника в доме твоем, врага, ненавидящего то, что ты ценишь, и завидующего тебе за то, чего ты желаешь».

Итак, тебе должно хранить себя впредь непорочной, чистой, святой, незапятнанной, неоскверненной, неблудной, несогласной с речами нашего противника, неиспорченной, непораженной, несломленной, неранимой, несмущенной, неделимой, несоблазняемой, не сочувствующей делам Каина. Ведь если ты не предашься, Максимилла, этим враждебным вещам, то и я сам обрету покой, принужденный таким образом потерять жизнь ради тебя, то есть ради себя самого. Если же я буду изгнан отсюда, способный, может, и другим своим сродникам помочь с твоей помощью, а ты сама послушаешься речей Эгеата и лести его отца змия, чтобы вернуться к своим прежним делам, то знай, что меня будут наказывать за тебя, пока ты сама не поймешь, что ради недостойной души презрел я эту жизнь.

41. Поэтому я прошу твоего разумного мужа, чтобы его ум сохранял свою зоркость , прошу твой незримый ум (22), чтобы он хранил себя. Призываю я тебя: полюби Иисуса; не уступай худшему; посодействуй и мне, о человек, которого я увещеваю, чтобы мне стать совершенным; помоги и мне, чтобы познать свою истинную природу; сострадай моему страданию, чтобы узнать, как я страдаю, и избежать страдания. Увидь то, что я вижу, и то, что ты видишь, ослепит тебя; увидь то, что должно, и то, чего не должно, не увидишь; послушай то, что я говорю, а то, что ты слышала, отвергни.

(22)
Ум – важный элемент антропологии АА, наряду с телом, душой и духом. В АА41 говорится о «незримом уме», как свойстве «разумного мужа» Максимиллы, то есть ее внутреннего человека. В АА57 апостол перед смертью оставляет своим ученикам в залог свой ум.
Стратокл, приняв новое учение «стремится умом ввысь» (АА12), в дальнейшем он стал обладателем «спокойного ума» (АА53).
Вместе с тем в текущем своем состоянии падения ум называется «низведенным» и «лишившимся себя» (АА37). Значит, призыв познать свою истинную природу относится к нему.
Аналогичным образом апостол Павел противопоставляет «ум Христов»: «А мы имеем ум Христов» (1Кор. 2:16), «обновиться духом ума вашего» (Ефес. 4:23); и падший в плотскую природу ослепленный ум 2Кор 3:14.
Ср. И она начала говорить им  такие слова: "Я, - сказала она, - я созерцала Господа в видении, и я сказала ему: "Господи, я созерцала тебя сегодня в видении". Он ответил и сказал мне: "Блаженна ты, ибо ты не дрогнула  при виде меня. Ибо где ум, там сокровище" (Евангелие от Марии).

42. Это я сказал тебе и всем слушателям, если кто-то слушает. А ты, Стратокл, — сказал он, взглянув на того, —: что так часто плачешь и стенаешь во всеуслышание? Что у тебя за отчаяние? Какая у тебя сильная боль или сильная скорбь? Ты знаешь все сказанное, так зачем я тебя прошу, чадо, чтобы ты держал себя> в руках? Ты ведаешь, кому было сказано сказанное? Коснулось это каждой части твоего сознания? Задело твою разумную часть? Имею ли я тебя своим слушателем? Нахожу в тебе себя самого? Беседовал в тебе кто-то, кого я вижу принадлежащим мне? Любит он говорящего во мне и хочет общаться с ним? Желает с ним объединиться? Стремится подружиться с ним? Жаждет сопрячься с ним? Находит в нем какое-то успокоение? Имеет куда приклонить голову? Не противно ему что-то там? Не задет он? Не противоречит? Не ненавидит? Не избегает? Не раздражается? Не отклоняется? Не отталкивается? Не возбуждается? Не тяготится? Не враждует? Не беседует с другими? Не прельщается другими? Не соглашается с другими? Не мешает ему прочее? Нет чего-то чуждого мне внутри? Нет противника? Нет губителя? Нет врага? Нет обманщика? Нет шарлатана? Нет кознодея? Нет притворщика? Нет хитреца? Нет человеконенавистника? Нет ненавистника слова? Нет подобного насильникам? Нет хвастуна? Нет гордеца? Нет безумца? Нет сородича змия? Нет оружия дьявола? Нет единомышленника огня? Нет сторонника тьмы? Нет в тебе никого, кто не принимал бы, Стратокл, меня, который говорит это? Так кто же? Отвечай. Не напрасно ли я говорю? Не говорит ли в тебе, Стратокл, снова заплакавший человек?».

43. Взяв Стратокла за руку, Андрей сказал: «Есть у меня тот, кого я искал; нашел я того, кого желал; держу того, кого любил; упокоился с тем, кого ожидал. Ведь то, когда ты еще сильнее стенал и неудержимо плакал, стало для меня знаком того, что я уже упокоился, ибо не напрасно обращал к тебе свои родственные слова».

44. И Стратокл ему ответил: «Не думай, блаженнейший Андрей, что я скорблю из-за чего-то другого, кроме тебя. Ведь выходящие из тебя слова обычно жалят меня огнем, и каждое из них поражает меня, словно действительно обжигая меня и воспламеняя любовь к тебе. И чувственная часть моей души, которая обращена к услышанному и которая со скорбью получает пророчество, мучится. Ведь сам-то ты свободен, и я уверен, что полностью. Но ища после этого твоей заботы и любви, где я ее найду или в ком? Семена спасительных слов я принял, ибо ты мой сеятель. А прорастить их и вырастить должен некто другой, как ты, блаженнейший Андрей. Что ведь мне тебе сказать, раб Божий, как не это? Великой милости я прошу и помощи от тебя, чтобы я сумел стать достойным твоих семян, которые во мне. Они прорастут невредимыми и появятся на свет, только если.,ты захочешь этого и помолишься за них и за меня всего».

45. Андрей ему ответил: «Это было то, что и сам я видел в тебе. И славлю я моего Господа за то, что моя мысль относительно тебя не оказалась напрасной, но знала она, что говорила. Как вы знаете, завтра Эгеат предаст меня на казнь. Ведь раба Господня Мак-симилла возмутит <обитающего> в нем врага (которому тот принадлежит), не согласившись с ним на противные ей дела. И он, обратившись на меня, понадеется так успокоить себя».

46. А Максимиллы, когда апостол говорил это; там не было. Ведь выслушав слова, которые он обратил к ней, придя благодаря им в некое состояние и став тем, что эти слова показали, она быстро вышла оттуда не в смятении и не в смущении и прибыла в преторий. И когда она отреклась от всей жизни с ее злобой, матерью плоти(23), и от всего плотского и отказалась от предложенного ей Эгеатом равного ему достоинства, о чем он сказал ей поразмыслить, тогда он обратился к казни Андрея и стал думать, какой смерти его предать. И когда утвердился он в мысли, что самое лучшее — это распять его, то, отправившись сам вместе с подобными себе, стал наедаться, как зверь. А Максимилла под водительством Господа, принявшего облик мальчика, вместе с Ифидамой снова приходит в тюрьму и застает то, как он среди множества собравшихся внутри братьев говорит такие речи:

(23)
Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. (Рим 7:18)
Итак, тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха. (Рим 7:25)

47. «Я, братья, направлен Господом как посланник в эти страны, которых меня удостоил мой Господь, не учить никого, но напомнить каждому человеку, родственному этим словам, что они пребывают во привременном зле, наслаждаясь пагубными для них призраками, от которых я и вас призываю навсегда отступить и побуждаю устремиться к постоянному и обратиться в бегство от всего преходящего. Ведь вы видите, что никто из вас не устойчив, но все меняется, вплоть до человеческих обычаев. А происходит это из-за невежества души, заблуждающейся относительно природы и дающей залог этого заблуждения. Поэтому блаженными я считаю тех, кто стали послушны проповеданным словам и отражают в себе благодаря им свою собственную природу (24), ради которой все и устроено.

(24) См. прим 18 к АА33.

48. Итак, я заповедую вам, возлюбленные чада, твердо построить себя на предложенном вам основании, непоколебимом и недоступном для всякого делающего зло. Укоренитесь на этом основании; утвердитесь, помня обо всем том, что случилось, пока я находился с вами; смотрите на совершенные мною дела, которым вы сами не сможете не поверить, и на совершенные знамения, такие, что и бессловесная природа, вероятно, воскликнет о них. Передал я вам слова, которые прошу вас принять, как сами слова этого желают. Итак, утверждайтесь, возлюбленные, всем, что вы видели, что слышали, в чем соучаствовали, и Бог, в Которого вы поверили, помиловав вас, сделает благоугодными Себе и упокоившимися в бесконечные века (25).

(25)
«в бесконечные эоны»

49. А то, что должно случиться со мной, пусть вас так не смущает, словно некое странное чудо. Потому что раб Божий, которому многое дал Сам Бог в словах и делах, силой изгонит его дурной человек из этой привременной жизни. Ибо такое произойдет не только со мной, но и со всеми возлюбившими Иисуса, уверовавшими в Него и исповедующими Его.
Во всем бесстыдный дьявол вооружит против них своих чад, чтобы они подчинились ему, но не получит того, чего хочет. А зачем он это предпринимает, я сейчас объясню. С самого начала всего или, лучше сказать, с того момента, как безначальный (26) сошел со своим начальством, убежал  враг, противник мира, чтобы было ясно, что тот не его  собственный, но лишь один из слабейших, <не>известный и бессильный. И из-за того, что он того не знал, из-за этого тому и нужно было воевать с ним. Ведь ему, решившему, что держит того и господствует над тем навеки, тот противостал так, что представил их вражду близкой к дружбе. Ведь подсовывая часто ему свое, тот описывал это как приятное и обманное, при помощи чего думал одолеть его. Тот не показывал себя ясно врагом, выдавая свою службу за дружбу.

(26)

Ср. «Ибо Он бессмертен и вечен, не имея рождения; ибо каждый кто порожден умрет. Он нерожденный, не имеющий начала; ибо каждый, кто имеет начало имеет (и) конец» (Евгност Блаженный).

«Ведь Он – бессмертный, вечный. Вечный же, не имеющий рождения, ибо всякий, имеющий рождение, погибнет; нерожденный, не имеющий начала, ибо у всякого, имеющего начало, есть конец». (Премудрость Иисуса Христа)

50. И это было для того очень важным делом, чтобы он предал того забвению, а сам знал его, то есть тот посредством своих даров <...>. Но когда воссияло таинство благодати, явился замысел упокоения, показался свет слова и спасаемый род (27) был обличен в том, что прежде пребывал в наслаждениях, враг, увидев, что благодаря благости Помиловавшего он презрен и что осмеяны его дары, посредством которых думал покичиться над ним, начал сплетать против нас ненависть, вражду и противостояние. И это он пустил в дело, чтобы не отстать от нас, пока мы не дойдем до того, что он замышляет.
Тогда ведь беззаботен был наш противник и притворялся, что как дружбу обращает к нам свою службу, а он мог и не бояться, что мы отступим <от него>, введенные им в заблуждение. Но воссиявшее дело домостроительства, я не скажу более тяжелое <...>. Ведь что он скрывал в своей природе и что думал спрятать, это оно обличило и заставило поведать, что это такое. Итак, зная, что должно произойти, братья, пробудимся и станем освобождаться от него, не тяготясь, не колеблясь, не допуская его следы, чуждые нам, на свои души. Но, целиком возвысившись в целом слове, все радостно встретим свою кончину и избежим его, чтобы и он, наконец, показался, каков он по природе, в то время как мы отлетим к тому, что наше».

(27)
Сам. Прим.16 к АА33.

51. После того как Андрей говорил это братьям всю ночь и молился, а все вместе ликовали и утверждались в Господе, затем утром Эгеат, вызвав Андрея из тюрьмы, говорит ему: «Приблизился конец твоего дела, чуждый человек (28), противник нынешней жизни, враг моего жилища и осквернитель всего моего дома. Ведь что заставило тебя прийти в чужие места и развратить жену, ранее полностью угождавшую мне и не радовавшуюся никому другому? Убежденная этим, она теперь, как я узнал от нее, радуется тебе и твоему Богу. Так вкуси же и моих даров». И приказал он бичевать его семью бичами, а затем послал его на распятие, велев палачам оставить его колени неперебитыми, чтобы, как он думал, наказать того еще сильнее.
И это стало всем известно, ведь по всем Патрам разнесся слух, что нечестивый Эгеат распинает праведного и имеющего Бога чужеземца, который не сделал ничего недостойного. И все до одного вознегодовали.

(28) Отражает не только отношение к христианам как к чужакам, но и самоопределение христиан. 1-е послание Петра называет христиан странниками и постояльцами в этом мире.  Климент Александрийский приводит выдержку из учения Василида:

«Но душа мудрого и гностика, будучи заключена в тело лишь на короткое время, подобно страннику, пришедшему чужую землю, пользуется телом умеренно, готовая покинуть эту обитель, едва лишь заслышит призыв. «Странник, – говорит она, – я в этой земле и чужак среди вас». Василид полагает на этом основании, что избранные являются странниками в мире и имеют внеземное происхождение».

52. Когда же палачи привели его на место, желая довести приказанное им до конца, Стратокл, узнав о случившемся, несется бегом и видит, что палачи силой тащат блаженного, словно некоего злодея. Не пощадил их он, но, нанеся каждому удары и разорвав их хитониски сверху донизу, вырвал у них блаженного Андрея с такими словами: «И за это поблагодарите блаженного, наставившего меня и научившего сдерживать сильный гнев. Потому что иначе я вам показал бы, что может Стратокл, а что мерзкий Эгеат. Но мы научились сносить все причиняемое нам». Взяв апостола за руку, он пошел вместе с ним к тому прибрежному месту, где тому должно было быть казненным.

53. А воины пошли и предстали перед Эгеатом, разъяснив тому все случившееся. И тот ответил им: «Взяв другие одежды, ступайте туда, где вам велено выполнить приказ. Всякий раз, когда вы встретите отпор от друзей осужденного, слушайтесь <приказа>, однако Стратоклу вообще даже не показывайтесь, насколько возможно, но и ни в чем не противоречьте ему, если он о чем-то вас попросит. Ведь я знаю благородство его души: оно такое, что вряд ли он и меня пощадит, если разъярится». Они так и сделали, как сказал им Эгеат.
А Стратокл, идучи вместе с апостолом, шедшим навстречу своему жребию, сердился, негодуя на Эгеата, понося его, пусть и тихо.
Но Андрей обратился к нему: «Чадо мое Стратокл, я хочу, чтобы ты впредь стяжал спокойный ум и не ждал, пока тебя вразумит другой, но сам по себе достигал этого и ни внутренне не обращал внимания на кажущиеся тяготы, ни внешне не вспыхивал. Ведь рабу Иисуса следует быть достойным Иисуса. Скажу я и кое-что другое тебе и идущим вместе со мной братьям в отношении враждебных нам людей. Если не убиты животные, то бесовская природа, пока не получит кровавой пищи и не добудет так свежатины, слаба и превращается в ничто, вся омертвев. Если же получает, она, чего хочет, то и укрепляется, и расширяется, и воскресает, возрастая от того, чем наслаждается. Нечто такое, чадо, случается и с внешними людьми (30), которые мертвеют, если мы прикасаемся к тому, к чему они стремятся: Но и в нас противоположный человек всякий раз, когда отважится на что-то и не обретет ожидаемого, бьется и полностью падает на землю, омертвев из-за того, что не исполнил своего намерения. Поэтому будем, чадо, постоянно держать его перед глазами, как бы, когда мы задремлем, он, войдя, как враг, не прирезал нас.\ 

(30)
Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется. 2 Кор 4:16

Те, кто говорит: [Есть земной человек, и есть, кто] выше его, заблуждаются. [Ибо] тот, кто открыт [им], есть тот, кого называют «тот, кто он низа». И тот, кому принадлежит скрытое, есть тот, кто выше его. Воистину лучше сказать: «внутреннее, внешнее и внешнее от внешнего».
Поэтому Господь назвал гибель «тьмой внешней». Нет ничего вне ее. (Флп, 69).

54. Но тут и конец слову. Ибо я полагаю, что вот место, куда мы за разговорами прибыли. Ведь знак о том, что это то самоё место, дает мне вбитый крест».
И оставив всех, Андрей подходит ко кресту и говорит ему громким голосом: «Радуйся, о крест, и воистину радуйся. Я уверен, что и сильно уставшего упокоишь ты, вбитый и ждущий меня. Пришел я к тебе, который знает меня. Ведаю я таинство, ради которого ты и вбит. Так что, чистый, светлый и весь [полный] жизни и сияния крест, прими меня, сильно утомленного». (31)

(31)

Речь к Кресту по Martyrium prius, в которой явно прослеживаются валентинианские влияния:

«Приветствую тебя, о Крест, ибо ты приносишь радость. Наконец созерцаю тебя, бывшего прежде в покое и лежащим, воздвигнутым (ныне) и ожидающим меня. Я пришел к тебе, зная, что ты мой. Зная твою тайну, ради которой ты воздвигнут. Ибо поднят ты в космосе, дабе укрепить шаткое. Ты обращен к небу, дабы явить Человека Логоса. И ты распластан налево и направо, дабы вражду и силы противостоящие повернуть и мир свести в одно. Ты воткнут в землю, дабы то, что на земле и под землей, соединить с тем, что на небесах. О, Крест, орудие спасения Всевышнего! О Крест, связующий круг Земли, слава тебе, придающий форму бесформенному! Слава тебе, незримой карой покаравший учение многобожия и изобретателя его изгнавший из человечества! Слава тебе, Крест, отпустивший Господа, оплодотворивший разбойника, апостола призвавший к покаянию и нас не презревший принять!». 

После этих слов блаженнейший, стоя на земле и пристально взирая на крест, поднялся на него и велел братьям, чтобы подошли палачи и исполнили то, что им приказано, ведь те стояли поодаль. А те, подойдя, лишь привязали его за ступни и за под: мышки, не перебивая ему коленей, так как получили такой приказ от проконсула. Ведь тот хотел, чтобы казненный помучился и чтобы ночью его сожрали псы.

55. Стоявшие кругом братья, чье число невозможно исчислить, так много их было, увидев, что те отошли и не сделали с блаженным ничего того, что обычно претерпевают распинаемые, понадеялись снова услышать что-либо от него, ведь и вися, он покачивал головой и улыбался. Стратокл спросил его: «Чему ты улыбаешься, раб Божий Андрей? Разве твой смех не заставляет нас страдать и плакать, что мы лишаемся тебя?» Блаженный Андрей ответил ему: «Как не смеяться мне, дитя мое Стратокл, над напрасными уловками Эгеата, которыми он думает наказать нас? Ведь он все еще не понял, что мы чужды ему и его ухищрениям. Не хочет он слушать. А ведь если бы он захотел, то услышал бы, что человек Иисусов не подвержен наказанию, так как уже известен Ему».

56. Сказав это, он обратил ко всем общее слово, ведь сбежался народ, негодуя на несправедливый приговор Эгеата: «Мужи, стоящие рядом со мной, женщины, дети, старцы, рабы, свободные и все прочие, кто хочет послушать! Если вы полагаете концом привременной жизни смерть, то уходите уже сейчас отсюда. И если вы считаете соединение души и тела самой душой, так что после их разлучения ничего не существует, то вы мыслите, как звери, и вас необходимо причислить к диким зверям (32). И если вы любите здешние наслаждения и всячески к ним стремитесь, получая от них только выгоду, то вы подобны разбойникам. И если вы думаете, что вы сами — лишь это видимое, а кроме этого ничего нет, то вы рабы незнания и невежества. И если вы полагаете, что этот ночной свет только и существует, а кроме этого ничего, то вы сородичи этой ночи. И если вы считаете, что эта ваша земная пища придает вес телу и силу составу крови, то земные и вы сами. И если вы, обладая этим убогим телом, думаете, что счастливы, то вы действительно несчастны. И если ваши внешние успе хи делают вас блаженными, то вы действительно весьма достойны жалости. И если остальные ваши богатства порабощают вас себе, то пусть вас обличит их преходящесть.

(32)
Есть много животных в мире, имеющих форму человека (Флп, 119).
Сказал Спаситель: Поистине, эти пусть не будут для тебя людьми, но считай их жи-вотными, ибо как животные пожирают друг друга, так и они, люди такого рода, пожирают друг друга.(Книга Фомы).

57. Ведь что пользы вам, которые приобрели внешнее, а себя самих — нет? Или какая вам выгода от внешнего рода, когда ваша душа продана в плен страстям? Или какая вообще может быть забота о внешнем, когда вы сами так пренебрегаете тем, чем вы являетесь? Но измените, прошу я всех вас, свою жизнь — тягостную, напрасную, безумную, кичливую, пустую, бренную, преходящую, подругу удовольствий, рабыню времени, дитя пьянства, приживалку распутства, спутницу сребролюбия, зачинщицу коварства, союзницу убийств, сторонницу вражды, предводительницу вожделения, начальницу прелюбодеяний, посредницу ревности, устроительницу убийств. Пожалуйста, оставьте всю эту свою жизнь, собравшиеся здесь ради меня, и поспешите постичь мою душу, которая устремляется к тому, что превыше времени, превыше закона, превыше слова, превыше тела, превыше удовольствий, горьких, нечестивых и полных всяких тягот. Увидьте же теперь и сами то, о чем я говорю, душевными очами; последуйте за устроенной мною дружбой; познайте наши труды, о которых я сейчас беседую с вами; возьмите в залог мой ум; приобщитесь к новому для вас общению; подчинитесь моим вожжам; очистите свой слух, чтобы услышать, что я говорю; и, короче говоря, избегите всего преходящего, а со мной и теперь поспешите.

58. Но и теперь, я знаю, вы не глухи к моим словам. Так что потихоньку мужи отваживаются на познание нашего Бога. Я ухожу, чтобы приготовить там путь для согласных со мной и ставших совершенными через чистую веру и любовь к нему, успокаивая огонь, прогоняя мрак, туша печь, умерщвляя червя, отсекая угрозу, затыкая рот бесам, сковывая и разрушая начальственные силы, овладевая властями, ниспровергая дьявола, отражая сатану, наказывая злобу. А у тех, кто пришел не с любовью к Богу, но с лицемерием, ради бесплодных удовольствий предался шарлатанству, безверию и прочему невежеству и решил, что нет ничего другого после разрушения здешнего, все это отлетает, уходит; уносится, улетает, убегает, враждует, владеет, правит, наказывает, опаляет, напоминает, гонит и наступает, а также жжет, мучит и не отступает, не уступает, но и радуется, ликует, улыбается, смеется, успокаивается и наслаждается всем подобным, ввергая в это вот тех, кто не поверил в моего Бога. Так что выбирайте, мужи, из двух, что хотите, ведь вам предоставлено это».

59. А толпа, услышав сказанное Андреем и неким образом плененная им, не уходила с этого места. И блаженный все продолжал говорить больше того, что сказал, и это было такое, что слушатели могли воспринять. Три дня и три ночи обращался он к'ним, и никто, нисколько не устав, не удалялся от него.  Когда же и на четвертый день они увидели его мужество, непреклонность его мысли, обилие слов, полезность его увещания, стойкость его души, мудрость его духа, твердость его ума и чистоту рассудка, то, вознегодовав на Эгеата, все до одного устремились к трибуналу и ему, сидевшему там, стали кричать: «Что это за приговор твой, проконсул? Плохо ты судил, несправедливо приговорил! Нечестив твой суд! Чем провинился этот муж? Чего плохого он сделал? Город взволновался. Всех нас ты огорчаешь, всех нас обижаешь. Не предавай цезарева города. Даруй ахейцам мужа праведного, даруй нам мужа, чтущего Бога. Не убивай мужа божественного, не умерщвляй мужа благочестивого. Четыре дня провисев, он еще жив; ничего не вкусив, нас насыщает своими словами. Сними мужа, и мы все успокоимся; отпусти целомудренного, и все Патры праведны; освободи разумного, и вся Ахайя будет помилована».

60. Когда же Эгеат сначала не послушался, давая толпе рукой знак удалиться от трибунала, они, исполнившись гнева, стали покушаться как-то на него, будучи числом около двух тысяч. Увидев, что они некоторым образом пришли в безумие, проконсул, испугавшись, как бы не испытать чего-то худшего, встав с трибунала, пошел вместе с ними, пообещав отпустить блаженного Андрея.
Итак, примчались к апостолу, возвещая ему это и то, по какой причине тот идет на место. И вот, когда толпа ликовала, что освободят блаженного Андрея, когда уже прибыл проконсул и все братья вместе с Максимиллой, Андрей, услышав это, сказал:

61. «О, великая невосприимчивость наученных мною! О, быстрый туман, покрывший у нас все после множества таинств! О, сколько сказав доныне, не убедили мы своих людей! О, сколько было сделано, чтобы избежать нам земного!Что это за великая любовь к плоти?! Или что это за великая привязанность к нему?! Вы снова просите меня задержаться в преходящем?! Если бы вы знали, что я избавился от пут, а привязался к самому себе, то и вы сами поспешили бы избавиться от многого, привязаться же к единому. Так что мне сказать? Ведь то, что я говорю, уверен, и случится, ибо и вас я привязал к себе, и себя самого, освободив, избавлю от всего, соединившись с Тем, Кто стал ради всех и Кто есть превыше всех.

62. Но поскольку подходит ко мне теперь Эгеат, то молча удержу я своих чад. Но то, что мне должно сказать ему, пообещавшему освободить меня, то я скажу. Зачем снова ты к нам, Эгеат, зачем, чуждый нам, приходишь к нам? Что измыслить? Что предложить? Сказать ли что? Освободить нас приходишь ты, раскаявшись? Даже если ты действительно раскаешься, Эгеат, не уступлю я тебе. Даже если все свое ты пообещаешь, не отступлюсь я от себя. Даже если назовешь себя моим, не поверю тебе. Освободишь ли ты, проконсул, связанного? Освободишь ли убежавшего? Освободишь ли избавленного? Освободишь ли узнанного Родственником, помилованного, полюбленного Им, враждебного тебе, чуждого, лишь явившегося тебе? Есть у меня Тот, с Кем я буду вечно; есть Тот, с Кем буду жить в бесконечные веки. К Нему я ухожу, к Нему направляюсь, Который и на тебя указал мне, сказав: „Познай Эгеата и его дары. Пусть не пугает тебя этот ужасный, и пусть не думает завладеть тобой, который является моим. Враг он тебе: осквернитель, обманщик, развратник, клеветник, безумец, сумасшедший, шарлатан, убийца, гордец, льстец, обманщик, ужасный, гневливый, несострадательный и расцвеченный всей своей материальной оболочкой". Поэтому, познав тебя благодаря Обратившемуся ко мне, я удаляюсь от тебя. Я уверен, что сокрушаешься ты и опечалился, о тот, кого я называю проконсулом, ибо я убежал к Тому, Кто выше его. · Поэтому ты будешь и плакать, и биться, и стонать, и печалиться, и отчаиваться, и сокрушаться, и скорбеть, и действовать вместе со своим сородичем морем, которое и теперь, как видишь, гневно бушует, потому что я избавился от вас. Что ваш я, милость благодаря мне, сладостное, праведное, истинное, приятное, говорящее и все, чем ты думаешь украситься благодаря мне».
Услышав это, проконсул застыл в изумлении, придя в некоторое исступление. Снова взглянув на него, Андрей сказал: «Но теперь ты стал так, что видно, враг всем нам Эгеат, как ты спокоен, тих и не в силах ни на что, к чему стремишься. А я и мои сородичи направляемся к нашему, оставляя тебя быть тем, чем ты являешься, и тем, что ты сам не знаешь о себе».

63. И когда снова тот дерзнул приблизиться к дереву, чтобы освободить Андрея, так как весь город возмущался против него, апостол Андрей громко сказал: «Привязанного к Твоему древу Андрея не попусти обратно отвязать, Владыка. Находящегося на Твоем таинстве, не отдавай меня бесстыдному дьяволу, Иисусе. Подвешенного на Твоем даре, пусть не отвяжет меня Твой враг, Отче. Познавшего Твое величие пусть малый больше не смирит.
Но сам меня, Христе, Которого я возжелал, Которого возлюбил, Которого знаю, Которого имею, Которого люблю, Которому принадлежу, прими меня, чтобы благодаря моему уходу к Тебе случилось соединение множества моих сородичей, дабы они упокоились в твоем величии».
И сказав это и прославив еще больше Господа, он предал дух во время своего благодарения.

64. И вот мы плакали, и все скорбели из-за расставания с ним. А после исхода блаженного апостола Максимилла вместе со Стратоклом, нисколько вообще не заботясь об окружающих, сама подошла, отвязала останки блаженного и с наступлением вечера, совершив все необходимые приготовления, погребла.
Рассталась она с Эгеатом из-за его зверской души и беззаконного поведения, так что больше не возвращалась к нему, как он лицемерно к ней ни обращался, но, избрав жизнь достойную и уединенную и обратившись к любви ко Христу, в блаженстве пребывала вместе с братьями. Эгеат, долго уговаривая ее и обещая сделать ее хозяйкой своего имущества, но не сумев убедить ее, ночью встал и, тайно от всех своих людей сбросившись с большой высоты, умер.
А, Стратокл, который был Эгеату братом по плоти, не захотел прикасаться к оставленному тем состоянию (ведь и бездетным умер несчастный), сказав: «Твое, Эгеат, пусть отправляется с тобой. А мне Иисус пусть будет другом, и я — Ему. Велико же множество внешних и внутренних зол, отвратительных мне, — ему я предпочитаю то, что мое собственное, и отвергаю все противное».

65. Где-то здесь я закончил бы свои блаженные рассказы и о делах, и о таинствах, которые трудно выразимы, чтобы не сказать невыразимы. Поставим здесь точку. И я молюсь, во-первых, за себя самого, чтобы мне услышать сказанное, как это было сказано и явно, равно как и неявно, но доступно для понимания, а затем и за всех, наставленных сказанным, чтобы у них всегда было единение, ибо Бог открывает уши слушающим, дабы постижимы были все Его дары в Христе Иисусе, Господе нашем, вместе с Которым Отцу слава и держава со Всесвятым, Благим и Животворящим Духом, теперь, всегда и во веки веков. Аминь.


Комментариев нет:

Отправить комментарий